04 октября 2008
2980

Борис Салтыков: Есть балансы, доходы, расходы, нет только хорошей научной продукции

Борис Георгиевич, Минобразования и науки РФ решило взять под свой контроль управление недвижимостью Российской академии наук. Объясняется это тем, что в настоящий момент управление этой недвижимостью осуществляется неэффективно. Следовательно, эту задачу должны решать чиновники. Действительно ли в этой сфере все настолько плохо и ученых надо лишить возможности сдавать в аренду свои площади?

Здесь вопрос действительно в эффективности. Дело в том, что позиция, которую декларируют академические чиновники (не бойтесь этого слова, потому что даже директор института - уже чиновник, особенно когда он управляет своей недвижимостью и всем своим хозяйством)... Так вот неэффективность использования имущества института начиналась с момента вступления в эпоху рыночной экономики. Академическим институтам досталось все наследство Академии наук Советского Союза, огромное имущественное наследство. Но картина была крайне неравномерной. В начале 90-х выяснилось, что все институты - разные, есть более, есть менее продуктивные в научном плане. Нередко можно было видеть, что в институте нормальный коллектив, он хорошо работает, но у него тяжелая ситуация с помещениями. Такое уж ему досталось наследство, и сдавать в аренду им нечего. При этом повторяю, институт в научном плане хороший. С другой стороны, были институты, которые получили в наследство несколько зданий, огромное количество площадей, но научный коллектив у него был очень слабый. Уже на этой фазе появилась несправедливость и неэффективность. Сдавая в аренду помещения, директор подобного института получает нормальные деньги. Даже оставаясь в рамках честной, прозрачной экономики своего хозяйства, нельзя было избежать ситуации, когда институты с богатым имущественным комплексом могли больше платить своим сотрудникам, лучше чувствовать себя в экономическом смысле, вовсе не производя или производя плохой научный продукт. А институты, которым не досталось имущество, надрывались как могли, но зарплата от этого больше не становилась. Не было экономического инструмента для выравнивания такой несправедливости.

Несколько лет назад я подал идею о том, что надо уйти от такой точечной аренды, и перейти к интегрированному управлению имущественным комплексом академии. То есть надо было создать специальный фонд, который аккумулировал бы все арендные деньги, а потом в честных конкурсах по критериям эффективности, продуктивности, а не по затратным критериям, как сейчас, распределял бы эти деньги научным коллективам. Тогда хорошо работающему институту из этого общего арендного фонда досталось бы гораздо больше, чем плохо работающему, у которого есть якобы "собственный" имущественный комплекс. В сегодняшней схеме получается так, что не государство, а директора владеют "своим" имущественным комплексом. В первые годы реформы они за то, что сдают площади в аренду, вообще ничего не платили в бюджет. Потом Минфин опомнился, что Академия сдает государственное имущество и при том ничего не платит государству. Они пришли к некоторому компромиссу, когда, по-моему, 70% дохода Академия могла оставлять себе.

Хотя никто, как говорят, и не стоял со свечкой за спиной у директоров, но мы отлично знаем, что в этой сфере есть еще "серая экономика", когда директор оформляет арендный договор на сумму, условно скажем, 200 долларов в год, а рыночная стоимость на деле 400 долларов за квадратный метр. И никто не проверит, куда идут оставшиеся 200 долларов дохода. Они идут наличными, у честных людей это добавки к зарплате сотрудников, закупки компьютеров, а у нечестных?

Вот что, я думаю, имел в виду А. Фурсенко относительно неэффективности использования имущества РАН, и мы наблюдаем это уже 15 лет. На эту тему на OPEC.Ru, кстати, кто-то из комментаторов недавно отметил, что если директора институтов и не приватизировали имущество, то уж точно персонифицировали, потому что каждый давно сидит на своем хозяйстве, построив серую экономику своего объекта. Весьма нередки случаи, когда такой, с позволения сказать, институт действительно выступает как "хозяйствующий субъект", а не научный центр. У него есть балансы, доходы, расходы, нет только хорошей научной продукции. Научную продукцию делают здесь иногда только те люди, которые отъехали за рубеж.

Об одном из решений, если оставаться в рамках идеальной модели, я уже упомянул и Фурсенко об этом говорил, - аккумулировать, сосредоточить весь имущественный комплекс РАН в одних руках. Но ведь в принципе, есть гораздо более эффективные способы использования этого государственного имущества, не только в форме сдачи в аренду. С точки зрения государства, самое важное, в конце концов - это "доход с квадратного метра" имущественных активов, которым оно владеет. Государству иногда, может быть, выгоднее сдать здание какому-нибудь эффективному собственнику, а часть полученных доходов передать той же Академии, если академики не умеют сами квалифицированно управлять этим имуществом. Например, Фонд федерального имущества может гораздо эффективнее его использовать и может дать больше денег, чем директора НИИ сегодня получают от своих магазинов по продаже диванов и кроватей. Связано это с тем, что директор института, за редчайшим исключением, не может быть хорошим менеджером в управлении имуществом. Более того, государство как собственник может найти совсем другой способ извлечения денег из этого имущества. Оно, в конце концов, может даже снести ветхое здание и построить что-нибудь совсем другое на государственные деньги. Последние предложения, согласованные между Академией и Минобрнауки, как раз предусматривают эти моменты. В большом материале на 70 страниц эта тема разрешается примерно таким образом, то есть направление мысли правильное. Но опять там виден общий для руководства РАН подход - "мы сами все сделаем, мы сами знаем, как управлять". Я не уверен, что там есть хорошие менеджеры по управлению имуществом. Это раз. Второе - имущественная база Академии очень разнообразна, это и здания, и земельные активы, и предприятия. При этом региональный разрез чрезвычайно разнообразен. Так что управлять всем этим должны профессионалы.

В любом случае, если управление будет осуществляться единым органом, то должен быть еще кто-то, кто будет отвечать не только за максимальную экономическую эффективность сдачи в аренду, но и за моральный аспект, например, можно ли сдавать в аренду здание научного института под казино.

Действительно моральный аспект здесь присутствует и требует отдельного рассмотрения. Если внутри некоторого условного академического комплекса из пяти зданий, огороженных красивым забором где-нибудь на Ленинском проспекте, вдруг появляется казино, такого допускать, конечно, нельзя, даже если это было бы экономически эффективно. Здесь нет простых решений. Потому что иногда так расположены эти комплексы (особенно там, где есть режимные предприятия), что никто туда и пройти не может. Например, в известном ЦАГИ в Жуковском имеются десятки зданий. Я помню, в начале 90-х, когда там бывал, наблюдал парадоксальную картину: отапливаем и освещаем всё хозяйство - вдруг пригодятся. Им говорили, давайте использовать это имущество более эффективно, не тратить на его содержание научный бюджет. Но кто из чужих войдет на эту огромную режимную территорию?! Я с вами согласен, что и морально-этическая сторона вопроса требует нетривиальных решений. Но я настаиваю на том, что директор института сам по себе имеет гораздо меньше выбора в этих решениях и опыта, чем профессиональная управляющая компания под эгидой, например, Минимущества. Работать здесь должны специалисты, которые знают распределение спроса и предложения по всей Москве и России. Можно, например, делать на базе неиспользуемых зданий академические гостиницы, но это потребует инвестиций. Ведь в зданиях НИИ можно размещать не только лаборатории, ускорители и реакторы. Можно и многое другое, надо все сравнивать и оценивать, но всё время наблюдать, как вы сказали, за моральным аспектом. Хотя, как мы уже говорили, иногда проблема использования государственного имущественного комплекса может быть решена совсем другим путём: путём сноса ветхого здания, а дальше можно думать о реализации уже земельного участка. Потому что есть здания старые, (30-х годов), неудачно спланированные. Но и этим нужно заниматься профессионально. Это не должен и не может решать директор НИИ, который сдает в аренду "кому-нибудь и за сколько-нибудь" от безысходности, порой с риском попасть в зависимость от криминальных структур.




http://www.ras.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован