03 апреля 2009
7099

Илья Константинов: Тотальный империализм - будущее, которое нельзя допустить!

Судя по всему, мировая общественность не ждет от лондонской встречи Большой двадцатки прорывных результатов. В комментариях ведущих СМИ преобладают сдержанные оценки, если не откровенный пессимизм.
Ничего удивительного в этом нет: ведущие державы мира идут на саммит с заведомо разными, во многом, взаимоисключающими, позициями. США и Великобритания настаивают на продолжении массированных вливаний денег в экономику, включая финансовый сектор, Франция и Германия - категорически против.
Китай и, особенно, Россия намерены поставить вопрос о перестройке мировой финансовой системы, возведенной на шаткой долларовой основе. США, разумеется, считают, что альтернативы доллару в качестве мировой валюты, нет, и в ближайшее время не будет. Западная Европа занимает в этом вопросе выжидательную позицию.

Единственный тезис, в котором все основные участники саммита в принципе сходятся - необходимость ужесточения контроля за выпуском банковских деривативов (ценные бумаги, под залог которых берутся кредиты) и усиления роли международных финансовых институтов, таких как Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк.
Контроль над эмиссией деривативов давно назрел и перезрел. Безудержные спекуляции этими ценными бумагами стали одной из причин нынешнего финансово-экономического кризиса. Только за период с 2001 по 2008 год банки выпустили деривативов на сумму 516 триллионов долларов, что в десять раз превышает годовой мировой валовой продукт.
Понятно, что этот гигантский финансовый пузырь рано или поздно должен был лопнуть, подорвав всю мировую финансовую систему, что, собственно, и произошло.
Другой вопрос, что этот пузырь был далеко не единственным и даже не самым большим.
Неограниченная эмиссия доллара - мировой резервной валюты, стремительный рост масштабов рискованного кредитования (особенно ипотечного, особенно в США), гигантские пирамиды государственных облигаций, хронически дефицитные государственные бюджеты, внешние и внутренние займы, сопоставимые с размером ВВП...
Короче говоря, Западный мир несколько десятилетий жил в долг. Тон здесь задавали США, беззастенчиво пользовавшиеся своим положением экономической и военной сверхдержавы. На США приходится примерно 20 процентов мирового производства товаров и услуг, потребляют же они порядка 35 процентов, а внешний федеральный долг страны приближается к размерам годового ВВП.


Такая ситуация чревата не просто кризисом, она грозит грандиозной катастрофой.
Но упования на международные финансовые институты, на МВФ и Всемирный банк в этом контексте выглядят более чем странными. Начнем с того, что международные финансовые организации находятся под контролем администрации США, и едва ли американцы выпустят их из под своей тяжелой руки.
Кроме того, общеизвестно, что именно эти финансовые институты являются главными инструментами реализации так называемого Вашингтонского консенсуса, то есть политики двойных стандартов. Суть этой политики сводится к навязыванию развивающимся странам неолиберальных принципов жесткой бюджетной экономии, в то время как развитые страны надувают свои финансовые пузыри.
Результатом такого экономического манипулирования становится углубляющаяся пропасть в уровнях развития между странами Золотого миллиарда и остальным человечеством. Это и есть классический неоколониализм. Надеяться на то, что империалистические хищники перейдут на "морковку" общечеловеческих ценностей, по меньшей мере, наивно. Тем более, что президент США Барак Обама, судя по его заявлениям, отнюдь не намерен отказываться от накачивания мировой экономики новыми триллионами необеспеченных долларов (что является фундаментом Вашингтонского консенсуса). Более того, все надежды на быстрый выход из кризиса американская администрация возлагает на долларовый разогрев спроса, прежде всего, на внутреннем рынке США. То есть бороться с кризисом предполагается путем нового надувания только что лопнувшего финансового пузыря.
Не удивительно, что премьер-министр Чехии Мирек Тополанек назвал экономическую политику Б. Обамы "дорогой в ад"!

Возникает естественный вопрос: почему большинство лидеров "двадцатки", включая российского президента, поддерживают предложение о расширении полномочий международных финансовых институтов, прежде всего МВФ?
Надо полагать, что все они рассчитывают расширить свое влияние в этих структурах и получить свою долю неоколониальных барышей.
Не приходится сомневаться и в том, что выработанные на Лондонском саммите рецепты оздоровления мировой экономики будут паллиативными. Никто из участников встречи не ставит под вопрос основы современного экономического порядка: корпоративную экономику, спекулятивную финансовую систему, выкачивание сверхприбыли из слаборазвитых стран, хищническую эксплуатацию природных ресурсов и, наконец, основу-основ - общество потребления. На этих столпах держится современный капитализм, тронь их и все закачается, включая "священное право частной собственности".

Между тем, развитие нынешнего финансово-экономического кризиса наводит на самые серьезные размышления.
По оценкам Организации экономического сотрудничества и развития, мировое падение ВВП в 2009 году составит 4,3% (в России - 5,6%), а объем мировой торговли сократится на 13%. Это самые высокие показатели за весь послевоенный период. В 2010 году, если и ожидается рост, то незначительный - 1-2%.
Но вопрос на самом деле не в глубине спада, и не в том, какую форму примет кривая, характеризующая динамику преодоления рецессии.
Понятно, что рано или поздно спад сменится подъемом.
Дело в том, что переживаемый сегодня мировой экономикой коллапс принципиально отличается от экономических кризисов прошлого. Среди множества его особенностей, я бы выделил несколько, на мой взгляд, наиболее существенных.
Классический циклический кризис - это кризис перепроизводства, связанный с тем, что предложение товаров и услуг на рынке намного превосходит платежеспособный спрос.
Такая картина была характерна для экономического цикла ХIX - первой половины ХХ веков.
В дальнейшем, во многом благодаря развитию финансово-кредитной системы и регулирующей роли государства, периоды спада стали менее продолжительными и глубокими, вплоть до того, что в последние годы выражались, чаще всего, лишь в сокращении темпов роста экономики.
Иными словами, современная экономика развивалась в условиях постоянного перепроизводства и, до недавнего времени, это ей не мешало. Государство научилось искусственно подстегивать спрос и регулировать предложение. Немалый вклад внесла в это современная глобализация, открывшая небывалые возможности перераспределения в мировом масштабе избыточных товаров и капиталов.
И вот вся эта грандиозная система, основанная на искусственном стимулировании спроса, дала первый серьезный сбой, обозначила пределы своего роста.
Причем, этот сбой имеет глобальный характер, затрагивает все сектора экономики.


ИЗ ЭТОГО МОЖНО СДЕЛАТЬ ВЫВОД: НЫНЕШНИЙ КРИЗИС ЯВЛЯЕТСЯ НАЧАЛОМ КОНЦА СЛОЖИВШЕЙСЯ В ПОСЛЕАОЕННЫЙ ПЕРИОД СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННО - МОНОПОЛИСТИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ.


Из сказанного, конечно, вовсе не следует, что капитализм в ближайшее время рухнет.
Резервы этого способа производства велики и до конца не изучены.
Более того, не стоит ожидать, что устоявшиеся методы стимулирования экономического роста за счет искусственного подстегивания спроса будут немедленно сданы в архив истории. Слишком велик соблазн восстановить идиллию "общества всеобщего потребления". Финансово-кредитные пузыри снова надуют, печатные станки продолжат выплевывать триллионы и триллионы долларов, вновь и вновь будут восстанавливаться рухнувшие ипотечные пирамиды.
Кризисы, подобные нынешнему, станут периодически повторяться, углубляясь и обостряясь, раз за разом, пока, выражаясь языком классического марксизма, производственные отношения не придут в соответствие с уровнем и характером развития производительных сил.
Во что все это может вылиться на практике?
Исчерпанность политики искусственного стимулирования спроса очевидна. Скоро эта истина станет общеизвестной. Серьезные изменения в социально-экономической политике ведущих мировых держав неизбежны.

НА СМЕНУ СТИМУЛИРОВАНИЯ СПРОСА ДОЛЖНО ПРИЙТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И ПЛАНИРОВАНИЕ ПРОИЗВОДСТВА, для удержании его в равновесии с платежеспособным спросом.


Элементы такой политики существуют во всех развитых капиталистических странах, но до последнего времени регулирование носило, по преимуществу, макроэкономический характер, а планирование - индикативный, то есть рекомендательный.
Можно предположить, что в течение нескольких ближайших десятилетий будет происходить постепенное расширение сферы применения методов прямого госрегулирования и директивного планирования в рамках национальных экономик.
Замечу, кстати, что возрастание экономической роли государства, само по себе, вовсе не означает отрицания частной собственности, поскольку политика большинства современных государств проводится в интересах крупных корпораций и их явных и тайных хозяев.
Весьма вероятно, что параллельно с переходом к новому этапу госрегулирования национальных экономик начнутся поиски приемлемой формы новых международных экономических институтов, способных (хотя бы отчасти) выполнять функции "мирового правительства".
Не нужно иллюзий: никаких всемирных выборов не предвидится. Все будет решаться кулуарно, узким кругом крупнейших политиков и бизнесменов ведущих мировых держав, в соответствии с их экономическим и военно-политическим потенциалом. Собственно, "пробы пера" в этом направлении уже делаются. Чего стоит, хотя бы, недавнее решение Международного Гаагского трибунала о выдаче ордера на арест действующего президента суверенного Судана! Фактически идет процесс делигитимации государственного суверенитета. Пока это касается третьеразрядных государств, но сфера действия и решительность различных наднациональных институтов в будущем, несомненно, возрастет.
Всякое действие встречает противодействие. И десуверенизация института национального государства обязательно вызовет ожесточенное сопротивление, чреватое военными конфликтами.
Так что, речь идет лишь о тенденции, впрочем, достаточно ясно обозначившейся и набирающей силу.


Таким образом, на мой взгляд, нынешние финансово-экономические потрясения ни только не приведут к параличу глобализации, но и, в долгосрочной перспективе, послужат катализатором этого процесса.
В ближайшие годы, а может быть и десятилетия, следует ожидать общего снижения темпов роста мировой экономики. Уровень жизни населения (в том числе и в самых богатых странах), если не упадет, то перестанет расти привычными темпами.
Поскольку имущие слои явно не горят желанием делиться со страждущими, можно ожидать роста социальной дифференциации, как общемировой тенденции.
Как это может выглядеть? Представьте себе, скажем, Швецию, где имущественное неравенство достигло таких же масштабов, как в современной России.
Такое представить, конечно, трудно, но думаю все же возможно.
Усиление дифференциации неизбежно вызовет обострение социальных и политических противоречий. Причем, совершенно не обязательно это должно происходить в старых привычных формах экономической и парламентской борьбы.
И уж совсем не стоит уповать на близость социалистической революции, особенно, образца 1917 года.
Экономическая стагнация, которая, вероятно, последует за нынешней рецессией, может вызвать застойную безработицу, как среди синих, так и среди белых воротничков.
Что, как известно, ведет к люмпенизации, утрате чувства классовой солидарности и социальной апатии.
А вот преступность будет расти повсеместно и быстро. Равно как, проявления ксенофобии и экстремизма.
Не стоит забывать, что наряду с внутриполитическими, резко обостряться и внешнеполитические противоречия.
Следует ожидать повсеместного обострения межнациональных и межрелигиозных конфликтов.


Не хочется выступать в роли Кассандры, но ради интеллектуальной честности расставим все точки над i. Переживаемый мировой экономикой кризис ведет к обострению всех противоречий, свойственных современному обществу.
Что, в свою очередь, чревато весьма неприятными последствиями.
С одной стороны, это рост авторитарных, а, может быть, и тоталитарных настроений в обществе, особенно, если речь идет о странах, не имеющих устойчивых демократических традиций. Боюсь, что для России эта тема чрезвычайно актуальна.
Оборотной стороной этой же медали может стать резкое обострение международной напряженности: и, как следствие, обострение конкурентной борьбы между государственно-монополистическими корпорациями, и в результате - осложнение внутриполитической ситуации в целом ряде государств.
Угроза новой мировой войны, пока, слава Богу, не просматривается. Но вероятность локальных конфликтов резко возрастает.

Все вышесказанное буквально подталкивает к фундаментальному выводу (вновь воспользуюсь марксистской терминологией, ибо она адекватна рассматриваемой теме):

НЫНЕШНИЙ ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС ЗНАМЕНУЕТ СОБОЙ НАЧАЛО НОВОЙ СТАДИИ В РАЗВИТИИ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА, КОТОРУЮ МОЖНО НАЗВАТЬ ГЛОБАЛЬНЫМ ИЛИ ТОТАЛЬНЫМ ИМПЕРИАЛИЗМОМ.

На этом этапе концентрация производства, капитала, политической власти и информационного могущества достигает такого уровня, что национальные государства и даже союзы государств, становится барьером на пути дальнейшего развития капитализма. ГЛОБАЛЬНЫЙ МИРОВОЙ РЫНОК ПОРОДИТ ГЛОБАЛЬНУЮ МИРОВУЮ ВЛАСТЬ!

От социалистов это требует серьезнейшего переосмысления своей идеологии, форм, методов и направлений политической работы.
Рано делать окончательные выводы, но уже сегодня понятно:

ГЛОБАЛЬНОМУ ВЫЗОВУ КАПИТАЛА ДОЛЖЕН СООТВЕТСТВОВАТЬ ГЛОБАЛЬНЫЙ ОТВЕТ ТРУДА.

А всякое социалистическое национальное движение (в том числе и российское) обретает историческую перспективу, только найдя свое место во всемирном фронте левых и социалистических сил.
В противном случае, каждую ночь вас будет навещать призрак коммунизма.

Илья Константинов - Заместитель генерального директора Института развития гражданского общества и местного самоуправления


www.socialistinfo.ru

03.04.2009
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован