25 мая 2009
5983

Илья Константинов: Внешнеполитическая изоляция или игра в `осажденную крепость`?

Прошедший недавно в Праге саммит ЕС, на котором была официально провозглашена новая европейская доктрина восточной политики, заставляет серьезно задуматься об опасности внешнеполитической изоляции РФ.
Выдвинутая в мае 2008 года Польшей и Швецией идея "Восточного партнерства" явно направлена на постепенную интеграцию наших ближайших соседей - Грузии, Азербайджана, Украины, Молдавии, Белоруссии и Армении в евроатлантические структуры. Собственно, страны ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова) давно и глубоко вовлечены в различные американо-европейские проекты, а Грузия и Украина небезосновательно надеются на скорое вступление в НАТО. Замечу, что победа на президентских выборах в США Барака Обамы породила у некоторых наблюдателей надежды на то, что расширение НАТО на Восток будет приостановлено, по крайней мере, на время. Но состоявшиеся на днях натовские маневры в Грузии свидетельствуют о неизменности стратегических планов Вашингтона и Брюсселя.

В этой связи особый интерес представляет приглашение Белоруссии и Армении принять участие в "Восточном партнерстве", ведь это ближайшие союзники России! И очень симптоматично, что руководство этих стран приняло приглашение без особых колебаний. Правда, президент Белоруссии Александр Лукашенко на саммит не приехал, но прислал довольно представительную делегацию во главе с первым заместителем премьер-министра Владимиром Семашко, а белорусский МИД заявил, что декларация саммита "Восточное партнерство" отвечает национальным интересам Белоруссии. Разумеется, все участники саммита, начиная с верховного комиссара Евросоюза по внешней политике Хавьера Солана, утверждают, что "Восточное партнерство" не направлена против России, а нашей стране будет предложено участвовать в отдельных программах этого объединения. Однако министр иностранных дел РФ Сергей Лавров уже высказался достаточно жестко, заявив, что "Восточное партнерство" - это новая "попытка строить разделительные линии".

Чего же так опасается объединенная Европа и почему она воздвигает на своих восточных рубежах новые политические редуты? Формальным ответом на этот вопрос стал энергетический саммит с претенциозным названием "Южный коридор - новый шелковый путь", состоявшийся в Праге сразу же после завершения встречи по программе "Восточное партнерство". Наряду со странами ЕС в нем приняли участие делегации Азербайджана, Грузии, Казахстана, Туркменистана, Узбекистана, Египта, Ирака и Турции.
На этом мероприятии планировалось принятие политической декларации, направленной на обеспечение бесперебойных поставок энергоносителей из Центральной Азии и с Ближнего Востока на европейские рынки. Минуя территорию России. В этом вся "изюминка" энергетического саммита!
Наблюдатели по-разному оценивают успешность состоявшихся переговоров. С одной стороны, Туркменистан, Узбекистан и Казахстан отказались подписывать итоговую декларацию. Надо полагать, что Россия их очень настойчиво об этом попросила. С другой стороны, Азербайджан, Грузия и Турция все-таки подписали соглашение о скорейшем строительстве газопровода "Nabucco", следовательно, процесс пошел...
Можно не сомневаться, что европейцы (вместе с американцами) продолжат переговоры с лидерами центрально-азиатских стран. В ход пойдут самые разные аргументы экономического и политического характера, но, в конечном счете (будем реалистами), победит та сторона, у которой кошелек окажется толще, а ракетно-ядерная дубинка тяжелее. Боюсь, что у России не так много шансов выйти победителем из этой борьбы.
Впрочем, появление альтернативных маршрутов транспортировки энергоносителей само по себе не является трагедией для нашей страны. Российский газ с удовольствием купят Китай и Япония. Да и вообще, не стоит отождествлять прибыли Газпрома с интересами России - рядовому россиянину мало что перепадает "от щедрот" газовых баронов, а обещанное правительством инновационное развитие так и остается благим пожеланием, которыми, как известно, вымощена дорога в ад.

Беспокоит другое - общее ухудшение внешнеполитического климата и явно обозначившаяся конфронтация с Западом.

Основные этапы развития этого процесса хорошо известны: война в Чечне, конфликт вокруг Косово, продвижение НАТО на восток, дело Ходорковского, "газовые войны" с Украиной и Южно-Осетинский конфликт... И каждый раз, вроде бы, Россия права.
Действительно, Чечня - наше сугубо внутреннее дело. Косово, по всем нормам международного права, неотъемлемая часть Сербии - исторического союзника России. Американцы обещали Горбачеву не расширять НАТО. Ходорковский - уголовный преступник. Газ российский, а не украинский. А в Южной Осетии и Абхазии много граждан Российской Федерации. Вон американцы - ни за что ни про что разгромили Ирак. Оружия массового поражения не нашли, а Саддама Хусейна повесили. И весь мир молчит. Чем мы хуже? Это все козни США!
Примерно так рассуждает далекий от политики россиянин. Специалисты в области геополитики копают глубже: рассуждают о цивилизационной несовместимости, "мировой шахматной доске" и "Острове Россия". В некоторых изданиях всерьез обсуждаются перспективы нападения НАТО на Россию. Мотивировка - борьба за российские природные ресурсы.

Я понимаю, что мы живем в мире, где орудуют империалистические хищники, готовые сожрать каждого, кто зазевался. И что самый крупный и опасный из этих хищников - США - претендует на мировое господство. Понятно, что само существование сильной и независимой России, располагающей все еще значительным военным потенциалом и претендующей на гегемонию на постсоветском пространстве, не может не раздражать американский истеблишмент. Но ведь есть еще Евросоюз, со своими особыми интересами, прежде всего в экономической области, который остро нуждается в российском газе. Как же так получилось, что наша страна, десятилетиями исправно поставлявшая газ в Европу, стала для европейцев нежелательным партнером? Я настаиваю на этом термине, поскольку с чисто экономической точки зрения "Южный коридор", судя по всему, уступает российским газотранспортным проектам "Южный поток" и "Северный поток". Я уже не говорю о том, что логичнее и проще всего было бы договориться с Украиной, через территорию которой проходят основные ветки действующих газопроводов. У западного сообщества более чем достаточно экономической и политической мощи, чтобы заставить Ющенко быть сговорчивее. Ведь это он развязал "газовые войны"!

Казалось бы, чего проще? Брюссель напрямую договаривается с Москвой и все остальные вынуждены будут с этим считаться. Нет, напрямую договариваться с Москвой Европа (по крайней мере, значительная ее часть) не желает. Может быть, действительно, все дело в интригах Вашингтона, заинтересованного в ослаблении всех своих геополитических конкурентов, включая Евросоюз и Россию? Наверное, в этом суждении есть рациональное зерно, и я принял бы его в качестве достаточного объяснения, если бы не одно "но": в многочисленных энергетических конфликтах европейское общественное мнение явно не на стороне России. Причем касается это не только представителей евроатлантических структур и официозных СМИ, но и рядовых европейцев.
Конечно, можно все свалить на тотальное промывание мозгов методами информационной войны, но согласитесь, трудно предположить такую степень контроля "заокеанских хозяев" за европейским обществом.
Короче говоря, я не верю в то, что заметно усиливающаяся в Европе настороженность по отношению к России целиком инспирирована заинтересованными структурами.

В своем неприятии современной России европейское общественное мнение явно искренно, и в этом неприятии присутствует сильный элемент страха.

Речь идет даже не о бывших республиках СССР и странах Варшавского договора, их трепет перед бывшей метрополией не нуждается в объяснении. Но и в государствах, никогда не попадавших в орбиты влияния Российской империи и СССР, достаточно широко распространены связанные с нашей страной фобии.
И я задаюсь "детским" вопросом: есть ли у этого страха объективные основания?

Оставим в стороне байки о диких казаках и татарах, относящиеся к временам "Очакова и покорения Крыма". Не актуальны сегодня и страшилки вроде "европейского жандарма", периода николаевской России.
Понятно, что в свое время Советский Союз представлял для Западной Европы определенную опасность, правда, больше идейно политического, чем военного характера.
Но Варшавский договор давно распущен, а Берлинская стена снесена. И тем не менее, невидимая стена, отделяющая нас от остальной Европы, сохранилась и, похоже, становится с каждым годом все крепче.
Только ли прошлое отпугивает европейцев от России? Или современные тенденции в общественно-политическом развитии, которые дают повод говорить о "неосоветском режиме" в Российской Федерации?
Нельзя просто отмахнуться от обвинений в корпоративном характере нынешнего российского государства, политическом авторитаризме, тоталитарных тенденциях, сознательном подавлении гражданского общества и гегемонистской внешней политике.

А, между тем, именно эти обвинения (наряду с традиционным нарушением прав человека) чаще всего звучат в адрес Российской Федерации.
То, что с правами человека в других государствах бывшего СССР дело обстоит порой еще хуже, а с ними европейские либералы охотно сотрудничают - неоспоримый факт. Но "Остров Россия" - особая статья! Ведь еще совсем недавно наша страна представляла собой реальную альтернативу "свободным странам" в глобальном масштабе. Советский Союз, казалось, демонстрировал возможность устойчивого и быстрого развития в рамках иной, антизападной, цивилизационной парадигмы и служил магнитом для развивающихся стран, по тем или иным причинам отвергающих западные ценности.
Грянула перестройка, рухнул СССР, прокатились по стране шоковая терапия вместе с приватизацией. Так называемые "реформы" глубоко перекопали советскую почву, перекрыв все пути к реставрации. Точка невозврата давно пройдена.
И вдруг на развалинах СССР начинает подниматься новая Россия, по форме совершенно другая, а по сути - очень похожая. Как на месте срезанного гриба, при сохраненной грибнице, вырастает новый, до боли напоминающий срезанный.
Да, марксистско-ленинская идеология отброшена, как изношенная одежда. Легенда об общественной собственности признана устаревшей. На место революционного аскетизма пришло оголтелое потребительство. Но самая суть общества, кажется, не изменилась.
У Александра Зиновьева, одного из самых глубоких исследователей советского феномена, есть понятие "непосредственной социальности" как основы советского общества. Это понятие используется, когда, грубо говоря, трудовой коллектив существует не столько для того, чтобы эффективно трудиться, сколько для того, чтобы весело отмечать праздники.

Вы скажете, миф? Ничуть не бывало! Вспомните, как уже в середине 90-х рабочие месяцами не получали зарплаты, но продолжали ходить на работу. А прямо сейчас, во время кризиса? Вместо того, чтобы увольнять худших, равномерно уменьшают зарплату всем! Согласен, не всегда, но очень часто.
Это и есть основа корпоративности как социального явления, характерного как для советского, так и для современного российского общества
Корпоративное общество порождает корпоративное государство с неистребимой номенклатурой, корпоративную этику (по понятиям), корпоративную внешнюю и внутреннюю политику. Только уже без марксистско-ленинского смягчающего флера.
Все конкретно и жестко. Никаких моральных стимулов - бабло! Для элиты - статусная рента. Для работяг - зарплата, равная минимальной стоимости рабочей силы (капитализм, все-таки, хоть и государственный, корпоративный). Для межгосударственных отношений - никакой благотворительности. Россия будет продавать энергоносители по рыночной цене - и союзникам и противникам. Друзья получат откат, враги - проблемы. Все по понятиям.
Конечно, это гипербола и, одновременно, упрощение. Реальная жизнь сложней и страшней. Но неосоветские тенденции в экономике и политике, в культуре и в быту, несомненно, присутствуют. И не только в Российской Федерации, и не только на постсоветском пространстве.

В мире накопился колоссальный взрывоопасный антизападный материал, который может быть востребован в случае появления у Третьего мира реального государства-лидера.

Таким лидером вполне мог бы стать Китай, если бы не его историческая интровертность, погруженность в собственную уникальную цивилизацию. Есть шансы и у России, если ей удастся выбраться из затяжного системного кризиса. Тем более, что наблюдаемая в нашей стране архаизация общественных отношений отчасти "роднит" ее с традиционными обществами.
Есть в российском обществе и немалый мессианский потенциал, также антизападной направленности. Недаром весь народ ликовал, когда у берегов Венесуэлы появились корабли Российского военно-морского флота. Казалось бы, что нам Венесуэла, а поди ж ты!
Вот европейцам и страшно. Но и нас, россиян, при всем свойственном нашему народу патриотизме наметившиеся тенденции особо радовать не могут.

Перспективы внешнеполитической изоляции страны просматриваются уже достаточно отчетливо.

Конечно, речь не идет о "железном занавесе" образца 30-х годов, в мире современных информационных технологий это неосуществимо. Но и куда меньшая степень изоляции приведет к невосполнимым потерям в социально-экономическом развитии России. И дело не только в обмене достижениями науки, передовыми технологиями, современными способами организации производства и социальной сферы, культуры и искусства. Изоляционизм во внутренней политике неизбежно ведет к консервации, часто деградации существующих общественных отношений.
Преимущества международного разделения труда еще никто не отменял. И хотя сегодня Россия занимает в системе международного разделения труда крайне слабые позиции, это не повод, чтобы стремиться к автаркии. Напротив, это основание для борьбы за изменение сложившегося на мировом рынке распределения ролей. Добиться этого ни одна страна в одиночку не сможет. Человечество нуждается в принципиально новой системе международных союзов, блоков, особых межгосударственных отношений, надгосударственных структур и организаций.

Победить глобальный империализм можно только на международном уровне, разумеется, с опорой на потенциал национального государства.

Мне могут сказать (справедливо), что все это общие слова, не имеющие отношения к реальной жизни.
Что конкретно можно и нужно изменить в российской политике, чтобы не оказаться в изоляции, сохранив при этом суверенитет и не поступившись национальными интересами?
Прежде всего, изменить вектор внутренней политики. Реставрация тоталитаризма в России может привести к полной изоляции страны (или к формированию блока тоталитарных режимов, что ничуть не лучше).
Внешняя политика России должна быть направлена на выстраивание добрососедских отношений, хотя бы с ближайшими соседями. Даже если это экономически невыгодно в краткосрочной перспективе.
Только не нужно путать международные отношения с вассальной зависимостью номенклатурных кланов. Российская и белорусская элиты фактически похоронили Союзное государство России и Белоруссии, хотя наши народы по-прежнему стремятся к государственному единству.
И самое главное: всем нам пора понять, что мотивированные внутриполитическими соображениями игры в "осажденную крепость" рано или поздно приводят к реальным международным конфликтам.

Илья Константинов, Заместитель генерального директора Института развития гражданского общества и местного самоуправления

25.05.2009

www.socialistinfo.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован