Изнасилование (ст. 131 УК РФ) и насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ) (лекция)

 

            Первым известным актом российского права, устанавливающим ответственность за изнасилование, является Устав Ярослава Мудрого. Сословная направленность данного акта проявлялась в дифференциации наказания в зависимости от социального положения потерпевшей: например, насилие над боярской дочерью или женой наказывалось более строго[1]. Новгородские законы также предусматривали ответственность за изнасилование. При этом даже женщины холопского сословия могли быть потерпевшими от изнасилования (не своим господином): в результате они отпускались на волю[2].

Воинские артикулы Петра I уделяли изнасилованию несколько статей. В артикуле 167 указывалось: «Ежели кто женский пол, старую или молодую, замужнюю или холостую, в неприятельской или дружеской земли изнасильствует, и освидетельствуется, оному голову отсечь, или вечно на галеру послать, по силе дела». Такому наказанию подвергался преступник также и в том случае, если он «честную жену, вдову или девицу тайно уведет и изнасильничает», хотя бы потерпевшая после и вступила с ним в добровольное половое сношение. Воинский устав брал под защиту и половую свободу проституток, «ибо насилие есть насилие, хотя над блудницею или честною женою, и надлежит судье не на особу, но на дело и самое обстоятельство смотреть». Изнасилование проститутки Устав повелевал, однако, «не жестоко наказывать». Устав освобождал от наказания, если имело место изнасилование своей невесты.

Основным непосредственным объектом изнасилования, как обычно указывается в юридической литературе, является половая свобода (право по своему выбору вступать в половые отношения с определённым партнёром) или половая неприкосновенность женщины[3]. По нашему мнению, половая свобода женщины (право женщины по своему выбору вступать в половые отношения с определенным мужчиной) не может являться непосредственным объектом изнасилования. При изнасиловании на половую свободу женщины не посягают, ее попросту игнорируют. Непосредственным объектом изнасилования является половая неприкосновенность женщины. При этом под половой неприкосновенностью мы понимаем правовой запрет на половые контакты против воли и желания женщины. Мы вообще полагаем, что видовым и непосредственным объектами преступлений, предусмотренных главой 18 УК РФ, являются половая неприкосновенность личности. (В отношении малолетних, несовершеннолетних и иных лиц, неспособных в силу психических или физических недостатков выразить свою волю, действует абсолютный правовой запрет на половые контакты[4].)

Дополнительным объектом изнасилования могут быть телесная неприкосновенность, здоровье и жизнь потерпевшей, а при изнасиловании несовершеннолетней или малолетней потерпевшей (п. «а» ч. 3 ст. 131, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ) еще и интересы нормального психического и физического развития несовершеннолетних (в том числе малолетних).

Потерпевшей от изнасилования может являться только женщина.

В настоящее время вопрос о возможности признания женщины потерпевшей от изнасилования не может ставиться в зависимость от её социального статуса, взаимоотношений с потерпевшим, морального облика, состояния психики и предшествующего поведения[5], хотя в истории уголовного права спорным являлся вопрос о возможности изнасилования собственной жены, а также проститутки. Так, И. Я. Фойницкий писал, что изнасилована не может быть жена, и даже просто женщина, с которой виновное лицо состоит в длительной связи; по его мнению, ответственность в данном случае может наступать за применение насилия само по себе, но не за изнасилование[6]. Более того, с этим солидарны и некоторые современные учёные (правда, признавая право женщины на несогласие с необходимостью выполнять извращённые половые потребности, а также учитывая возможность фактического прекращения брачных отношений)[7].

Возможность изнасилования жены обосновывается тем, что брачный союз, хотя и предполагает наличие «супружеского долга», под которым понимаются обещания взаимной физической близости, является равноправным, не допускающим принуждения со стороны одного из субъектов. Ни закон, ни современная общественная мораль не связывают вступление в брак с отказом от права на половую свободу (вернее, половую неприкосновенность – А.А.), не признают обязанности женщины в любой удобный для мужа момент удовлетворять его половую потребность[8]. Мы поддерживаем точку зрения, обосновывающую возможность изнасилования жены мужем. Позиция невозможности изнасилования жены мужем, как нам представляется, зиждется на ошибочном мнении о том, что непосредственным объектом изнасилования является половая свобода женщины, поэтому предполагается, что замужняя женщина лишается половой свободы в отношениях с мужем. Если же непосредственным объектом изнасилования считать половую неприкосновенность женщины, то «все встает на свои места». В этом случае придется признать, что жена может быть изнасилована мужем.

По поводу невозможности изнасилования проститутки заявлял, например, А. Фейербах, который считал, что в данном случае квалификация должна осуществляться по общим нормам о преступлениях против личности[9]. Коротко отметим по этому поводу, что, как уже указывалось, половая неприкосновенность женщины не зависит от её социального статуса, взаимоотношений с потерпевшим, морального облика, состояния психики и предшествующего поведения. Другое дело, что аморальное поведение потерпевшей может быть учтено в качестве смягчающего ответственность обстоятельства[10].

К преступлениям, предусмотренным статьями 131 и 132 УК РФ, разъясняется в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 года «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (далее постановление) относятся половое сношение, мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера в отношении потерпевшего лица (потерпевшей или потерпевшего), которые совершены вопреки его воле и согласию и с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему лицу или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица. При этом мотив совершения указанных преступлений (удовлетворение половой потребности, месть, национальная или религиозная ненависть, желание унизить потерпевшее лицо и т.п.) для квалификации содеянного значения не имеет.

         В утратившем силу постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 года «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК Российской Федерации» (п. 1) указывалось, что под половым сношением следует понимать совершение полового акта между мужчиной и женщиной,  под мужеложством сексуальные контакты между мужчинами, под лесбиянством - сексуальные контакты между женщинами. Под иными действиями сексуального характера следует понимать удовлетворение половой потребности другими способами, включая понуждение женщиной мужчины к совершению полового акта путем применения насилия или угрозы его применения.

Таким образом, объективная сторона состава изнасилования (ч. 1 ст. 131 УК РФ) представляет собой половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

Половое сношение (coitus; синонимы: половой акт, половое сближение, совокупление, соитие) — физиологический процесс, начинающийся с момента введения во влагалище полового члена и заканчивающийся эякуляцией и оргазмом. Трение языком, руками, различными предметами по наружным половым органам, губам, ягодицам, даже введение их во влагалище, рот, задний проход, нельзя рассматривать как половой акт. До принятия УК РФ 1996 года под половым сношением судебная практика понимала и иные формы половых контактов, связанных с введением полового члена в различные полости тела (оральный секс, анальный секс). В настоящее время указанные действия рассматриваются как «иные действия сексуального характера» и квалифицируются по ст. 132 УК РФ, что, на наш взгляд, правильно.

При изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера половое сношение между мужчиной и женщиной или действия сексуального характера совершаются не по обоюдному согласию, а с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей (потерпевшему) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей (потерпевшего). Интересен в этой связи, как нам кажется, исторический аспект. В толковании к уже упомянутому артикулу 167 Устава, в частности, указывается, что не следует судье слепо верить заявлению жалобщицы о ее изнасиловании, а обстоятельства дела надо проверять путем освидетельствования, выяснять, не имеет ли заявительница свидетелей и устанавливать «с великим ли криком других на помощь призывала». «...ежели сие дело в лесу или в ином, каком единоком месте учинилось, то оной женщине, хотя б она и в доброй славе была, невозможно вскоре верить». Так как в этом случае свидетели отсутствуют, то верить заявительнице можно: « 1) Ежели у женщины или у насильника или у них обоих найдется, что платье от обороны разодрано. 2) Или у единаго, или у другого, или синевы, или кровавые знаки найдутся. 3) Ежели изнасиленная по скором деле к суде придет и о насильствии жалобу принесет, при котором случае ее притвор и поступки гораздо примечать потребно. А ежели несколько времени о том умолчит, и того часу жалобы не принесет, но умолчит единый день или более потом, то весьма, по-видимому, видно будет, что и она к тому охоту имела».

Пример из судебной практики советских времен.

К. пригласил Г. к себе в комнату, где стал её обнимать и целовать. Затем он повалил Г. на кровать и, несмотря на то, что Г. просила «не трогать её», совершил с ней половой акт. Во время склонения к половому акту Г. сопротивления не оказывала и лишь говорила «не надо». После произошедшего Г. пошла с К. на танцы. Верховный Суд РСФСР пришел к выводу, что К. совершил с Г. половой акт без применения насилия, а со стороны девушки не было совершено никаких действий, свидетельствующих о её действительном нежелании вступать в половую связь. При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о виновности К. в изнасиловании признан необоснованным[11].

Странной в плане добровольности полового сношения представляется практика арабских стран. Так, в 2013 году в ОАЭ был вынесен скандальный приговор гражданке Норвегии, которую признали виновной в блуде. Поводом для обвинения стало заявление самой осужденной, которая пожаловалась в полицию на свое изнасилование. Арабская Фемида отправила 25-летнюю девушку за решетку на 16 месяцев.

         По данным прессы, уроженка Скандинавии приехала в Дубай в командировку. Однако в чужой стране ее изнасиловали, после чего девушка обратилась в полицию. Стражи порядка поверили потерпевшей лишь частично. Они посчитали, что девушка вступила в сексуальные отношения добровольно, а потому является преступницей по законам ислама. У незамужней «блудницы» отобрали документы и предали ее суду.

         Несколько дней после своего ареста иностранка даже не могла воспользоваться телефоном. Впоследствии родственники обвиняемой через норвежское консульство добились изменения меры пресечения на домашний арест. В итоге норвежке инкриминировали не только добрачный секс, но также употребление алкоголя и лжесвидетельство.

Приговор выглядит странным еще и потому, что насильник девушки получил меньшее наказание - всего 1 год и 1 месяц лишения свободы.

         По законам шариата привлечь к ответственности мужчину в таком случае можно лишь тогда, когда он сам сознался в содеянном или против него свидетельствовали четверо других взрослых представителей мужского пола. Даже пара, живущая гражданским браком, может угодить в тюрьму за «прелюбодеяние». Причем для этого не обязательно заниматься сексом, а достаточно держаться за руки.

Под насилием в статьях 131 и 132 УК РФ следует понимать как опасное, так и неопасное для жизни или здоровья насилие, включая побои или  совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему лицу физической боли либо с ограничением его свободы.

Термин «насилие» в русском языке определяется как «применение физической силы к кому-нибудь», «принудительное воздействие на кого-, что-нибудь», «умышленное, противозаконное применение физической силы против другого лица, вопреки его желанию»[12]. По определению Всемирной организации здравоохранения, «насилие – это преднамеренное применение физической силы или власти, действительное или в виде угрозы, направленное против себя, против иного лица, против группы лиц или общины, результатом которого являются (либо имеется высокая степень вероятности этого) телесные повреждения, смерть, психологическая травма, отклонения в развитии или различного рода ущерб»[13].

Наиболее распространенным является физическое насилие, при котором осуществляется непосредственное физическое воздействие на организм потерпевшей с целью принудить последнюю к вступлению в половое сношение. Не исключено, однако, и психическое насилие.

Если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера потерпевшему лицу был причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, содеянное охватывается диспозициями статей 131 и 132 УК РФ; умышленное причинение тяжкого вреда его здоровью требует дополнительной квалификации по соответствующей части статьи 111 УК РФ.

Действия лица, умышленно причинившего в процессе изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера тяжкий вред здоровью потерпевшего лица, что повлекло по неосторожности его смерть, при отсутствии других квалифицирующих признаков следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 131 или частью 1 статьи 132 УК РФ и частью 4 статьи 111 УК РФ.

Убийство в процессе совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера, а также совершенное по окончании этих преступлений по мотивам мести за оказанное сопротивление или с целью их сокрытия, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «к» части 2 статьи 105 УК РФ и соответствующими частями статьи 131 или статьи 132 УК РФ (п. 2 постановления). Мы полагаем приведенное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ спорным, поскольку оно противоречит ст. 17 УК РФ. Между тем, даже Конституционный Суд Российской Федерации по аналогичному вопросу признал наличие совокупности преступлений[14].

Преступления, предусмотренные ст. 131 и 132 УК РФ, могут совершаться и не с применением насилия, а лишь с угрозой его применения.

Угроза применения насилия обычно состоит в высказывании намерения применить физическое насилие.

Д. в лесу напал на тринадцатилетнюю М. с целью её изнасилования, но оставил девочку после того, как её взрослая сестра для спасения девочки предложила Д. вступить с ней в половую связь. Потерпевшая сделала это помимо своей воли, и виновный понимал это. Суд поэтому правильно осудил Д. за изнасилование (действия виновного были квалифицированы судом как покушение на изнасилование малолетней и оконченное изнасилование совершеннолетней потерпевшей)[15].

          Ответственность за изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера с угрозой применения насилия наступает лишь в случаях, если такая угроза явилась средством преодоления сопротивления потерпевшего лица и у него имелись основания опасаться осуществления этой угрозы (п. 3 постановления).

Особо отметим, что если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера в целях преодоления сопротивления потерпевшего лица применялось насилие или выражалась угроза применения насилия в отношении других лиц (к примеру, близкого родственника потерпевшей), такие действия, как разъясняется в п. 4 постановления, требуют дополнительной квалификации по иным статьям Особенной части УК РФ.

Изнасилование или насильственные действия сексуального характера могут совершаться с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица.

В этой связи в п. 5 постановления отмечается, что изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние), возраста (малолетнее или престарелое лицо) или иных обстоятельств не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному. При этом лицо, совершая изнасилование или насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

Характерные примеры из судебной практики.

В 2017 году врач-анестезиолог Подольской городской больницы № 2 во время дежурства совершил насильственные действия сексуального характера с одной из пациенток, лежавшей в реанимационном отделении. Под воздействием седативных препаратов женщина не смогла дать врачу отпор и стала жертвой сексуального насилия.         Уголовное дело было возбуждено по ч. 1 ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера».

Второй пример. Суд оправдал К., обвиняемого в изнасиловании. Из материалов дела следует, что К. познакомился на улице с 20-летней Н. После непродолжительной беседы пригласил её к себе домой и предложил совершить половой акт. Н. согласилась. После этого в полицию обратилась мать Н. и заявила об изнасиловании дочери, страдающей психическим расстройством. В ходе судебного заседания было установлено, что Н. действительно страдает психическими расстройствами, но в момент знакомства с К. находилась в состоянии ремиссии и видимых признаков заболевания, в том числе и в манере общения, не было. Суд пришел к выводу, что К. не мог знать о заболевании Н. и, следовательно, в его действиях нет признаков изнасилования.

Можно ли признать беспомощным состояние опьянения потерпевшего лица? При квалификации изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшего лица, которое находилось в состоянии опьянения, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих (психоактивных) веществ, которая лишала это лицо возможности понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу. При этом не имеет значения, было ли потерпевшее лицо приведено в такое состояние виновным или находилось в беспомощном состоянии независимо от его действий (п. 6 постановления).

Так, Верховный Суд РФ признал изнасилованием совершение С. полового сношения с 13-летней Г., которая находилась в состоянии сильного алкогольного опьянения. С. отрицал применение насилия к потерпевшей, отсутствовали и медицинские свидетельства применения насилия. Потерпевшая не помнила происходящего из-за сильного опьянения. По заключению экспертов, проводивших судебно-психологическую экспертизу, потерпевшая Г., как личность с повышенной внушаемостью и без волевого начала, не могла оказать сопротивления в ситуации воображаемого или реального насилия. Отсутствие привычки в употреблении алкоголя могло усугубить её нерешительность и пассивность в ситуации насилия. При таких данных, свидетельствующих о беспомощности состояния потерпевшей в силу сильного алкогольного опьянения и возраста, суд признал квалификацию деяния как изнасилования законной и обоснованной[16].

Другой пример. В Москве 40-летняя Юлия К. обратилась в отдел полиции по столичному району Братеево с заявлением об изнасиловании. Женщина заявила, что в тот вечер, когда всё случилось, она была пьяна, а обидчик, воспользовавшись её беспомощностью, вступил с ней в интимную связь. Женщина потребовала наказать 16-летнего юношу, который якобы смог втереться к ней в доверие, споить, а затем склонить к интимной связи. Позже выяснилось, что сексуальным партнёром взрослой москвички оказался 16-летний подросток. Причём сам Виктор К. не отрицал, что провёл с женщиной весь вечер, выпивал вместе с ней, а потом парочка предалась любовным утехам прямо в подъезде, но, по словам юноши, по обоюдному согласию. Заявление женщины было проверено, но в возбуждении уголовного дела было отказано в связи с отсутствием события преступления. Отказано, потому что опьянение не признается беспомощным состоянием. “Втереться в доверие, споить, склонить к интимной связи” отнюдь не свидетельствуют об изнасиловании. Напомним, что таковым не признается даже “обещание жениться”.

Характерные примеры из судебной практики арабских стран.

В ОАЭ на восемь месяцев тюрьмы осудили 27-летнюю австралийку Алисию Гали. Девушку, работавшую в гостиничной сети Starwood, опоили отравленным напитком в баре для персонала. Когда она пришла в себя, то поняла, что над ней надругались трое сослуживцев. Медики больницы, в которой оказалась пострадавшая, сообщили об инциденте в полицию. А там завели дело именно на Алисию, а не на ее насильников.

В Катаре гражданка Нидерландов, обратившаяся в полицию в связи с изнасилованием, осуждена за «внебрачные половые связи». Катарский суд 13 июня 2016 года приговорил женщину к одному году лишения свободы условно и штрафу на 3000 риалов (824 доллара).

Инцидент произошел еще в марте 2016 года, когда 22-летняя Лаура находилась в Катаре на отдыхе. По словам женщины, она отдыхала в ночном клубе в Дохе, однако после употребления напитка почувствовала себя нехорошо. Больше ничего из событий вечера Лаура не запомнила, а когда пришла в себя в незнакомом номере, то поняла, что была изнасилована. Сбежав из квартиры, женщина сразу же сообщила об изнасиловании полицейским Катара, после чего ее немедленно задержали за секс вне брака.

Ее насильник, сириец Омар Абдулла аль-Хасан настаивал в суде на том, что его связь с Лаурой произошла по взаимному согласию. Согласно решению суда, он приговорен к 100 ударам плетью за прелюбодеяние, еще 40 ударов мужчина получил за употребление алкоголя.

         Для сравнения пример из европейской судебной практики. В Британии студенты, молодой человек и девушка, весь вечер проводили в одном из баров города. После чего девушка пригласила молодого человека к себе домой посмотреть кино. На утро девушка обнаружила боль в области паха и расстегнутый бюстгальтер. Когда девушка увидела лежащего в её кровати знакомого, которого она считала хорошим человеком, то все поняла и начала плакать. Студент полностью признал свою вину. Молодого человека приговорили к 2 годам и 8 месяцам лишения свободы.

Изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера следует считать оконченными соответственно с момента начала полового акта, акта мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера.

Если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказалось от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления (п. 7 постановления).

Изложенное означает, что отказ от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера ввиду активного сопротивления жертвы не могут расцениваться как добровольный отказ от их совершения. Действия виновного лица в этом случае квалифицируются как покушение на изнасилование или насильственные действия сексуального характера.

В тех случаях, указывается далее в п. 8 постановления, когда несколько изнасилований либо насильственных действий сексуального характера были совершены в течение непродолжительного времени в отношении одного и того же потерпевшего лица и обстоятельства их совершения свидетельствовали о едином умысле виновного на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по соответствующим частям статьи 131 или статьи 132 УК РФ.

По приговору суда К. осуждён за каждое из трёх преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ и совершённых 1-2 октября 2011 г., 1-3 апреля и 6-7 июля 2013 г. (насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста).

В апелляционных жалобах осуждённый К. и его адвокат, полагая, что все действия сексуального характера, совершённые в отношении потерпевшей, являются единым продолжаемым преступлением, просили о квалификации содеянного по одной статье (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ).

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила апелляционные жалобы без удовлетворения, указав следующее.

По смыслу закона, как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по ст. 132 УК РФ, содеянное следует квалифицировать только в тех случаях, когда в течение непродолжительного времени виновным было совершено несколько насильственных действий сексуального характера и обстоятельства их совершения свидетельствовали о едином умысле виновного на совершение указанных тождественных действий.

В судебном заседании установлено, что преступления были совершены трижды: в октябре 2011 года, апреле и июле 2013 года. Из показаний осуждённого следует, что после октября 2011 года до апреля 2013 года и между апрелем и июлем 2013 года он в отношении потерпевшей С. никаких противоправных действий не совершал. Это подтверждает и сама потерпевшая.

При таких обстоятельствах полагать, что все преступные действия К. охватывались единым умыслом, нельзя, поскольку между преступными деяниями имеются значительные временные интервалы, свидетельствующие о том, что каждый раз у осуждённого умысел на совершение действий сексуального характера возникал заново. В таких случаях исключается возможность признания содеянного продолжаемым преступлением[17].

      Если виновным было совершено в любой последовательности изнасилование и насильственные действия сексуального характера в отношении одной и той же потерпевшей, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ, независимо от того, был ли разрыв во времени между изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера.  (п. 9 постановления).

Субъектом изнасилования может являться только мужчина, достигший возраста 14 лет (п. 20 постановления). Однако женщина, которая своими действиями выполняет часть объективной стороны состава изнасилования (не совершает насильственного полового сношения в силу объективных причин, но путем применения насилия или угроз содействует другим лицам в совершении преступления), может являться исполнителем преступления (п. 10 постановления).

Субъектом изнасилования также признаётся лицо, подговорившее (или склонившее иным образом) совершить насильственное половое сношение лиц, не подлежащих уголовной ответственности (например, малолетних или невменяемых). В этом случае имеет место исполнение посредством.

Субъективная сторона изнасилования характеризуется виной в форме прямого умысла.

Изнасилование или насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. “а” ч. 2 ст. 131, п. “а” ч. 2 ст. 132 УК РФ)

Понятия «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору» и «организованная группа» определяются в ст. 35 УК РФ.

В п. 10 постановления дано важное разъяснение: «Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными группой лиц (группой лиц по предварительному сговору, организованной группой) не только в тех случаях, когда несколькими лицами подвергаются сексуальному насилию одно или несколько потерпевших лиц, но и тогда, когда виновные, действуя согласованно и применяя насилие или угрожая применением насилия в отношении нескольких лиц, затем совершают насильственное половое сношение либо насильственные действия сексуального характера с каждым или хотя бы с одним из них».

Так, С. и К. были осуждены городским судом за изнасилование, совершенное группой лиц. Они познакомились с девушками Ч. и Б. и назначили им свидание на другой день вечером в ботаническом саду, намереваясь совершить с ними половой акт. На случай, если девушки не согласятся, виновные взяли с собой скальпели. Как и было ими задумано, С. и К. завели девушек в глубь сада и потребовали, чтобы девушки вступили с ними в половую связь. Когда потерпевшие отказались, С. стал угрожать девушкам скальпелем, требуя, чтобы они не сопротивлялись. К. сбил с ног Ч., та быстро встала и пыталась бежать, но он догнал её, ударил скальпелем в бок, причинив телесное повреждение с кратковременным расстройством здоровья, а затем, угрожая скальпелем, заставил Ч. раздеться и изнасиловал её. С. также, угрожая скальпелем Б., избил её, но изнасиловать не смог, так как на крик потерпевшей прибежали на помощь посторонние люди. Президиум Верховного Суда РСФСР приговор городского суда изменил, так как признал, что их действия нельзя рассматривать как изнасилование, совершенное группой лиц. Это решение было мотивировано тем, что осужденные имели умысел на изнасилование не одного лица, а разных лиц и фактически каждый из осужденных действовал с целью изнасилования определенной девушки. Пленум Верховного Суда СССР не согласился с решением Президиума Верховного Суда РСФСР и признал правильной квалификацию действий осужденных в приговоре городского суда. В пользу этого, в частности, свидетельствует факт, что С., угрожая убийством Ч. и Б., преследовал цель сломить сопротивление обеих потерпевших. В связи с этим городской суд пришел к правильному выводу, что С. и К. по этому эпизоду действовали не изолированно друг от друга, а согласованно, группой. То обстоятельство, что своими угрозами С. действовал в отношении обеих осужденных, подтверждается тем фактом, что К., стоявший тут же, не только не остановил С., но и первым применил физическое насилие в отношении Ч. и затем изнасиловал её. Точно также были восприняты угрозы С. и потерпевшими, так как эти угрозы были обращены к ним обеим. Тот факт, что К. изнасиловал Ч. в стороне от того места, где остались С. и Б., не дает оснований считать, что осужденные действовали независимо друг от друга. К. изнасиловал Ч. в другом месте не потому, что он действовал независимо от С., а потому, что она пыталась убежать от насильников. Городской суд в своем приговоре правильно исходил из того, что групповым изнасилование признается не только в том случае, когда подвергается изнасилованию несколькими лицами одна потерпевшая, но и в тех случаях, когда виновные, действуя согласованно, по предварительному сговору совершают изнасилование нескольких потерпевших. При этом не имеет значения то обстоятельство, что каждый из преступников совершает насильственный половой акт лишь с одной потерпевшей, как это было условлено между С. и К.[18]

Согласно разъяснению, изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера, совершенными группой лиц (группой лиц по предварительному сговору, организованной группой), должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственное половое сношение или насильственные действия сексуального характера, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового сношения или насильственных действий сексуального характера, но путем применения насилия или угроз содействовавших другим лицам в совершении преступления, следует квалифицировать как соисполнительство в совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера (п. 10 постановления).

Таким образом, Пленум Верховного Суда РФ разрешил дискуссионный вопрос о возможности признания женщины исполнителем изнасилования.

Справедливости ради отметим, что в научном мире такая возможность уже признавалась. Например, Б.В. Волженкин по этому поводу прямо указывал: «… Если часть из совокупных действий, образующих объективную сторону преступлений (например, изнасилование, хищение), может фактически совершать любой субъект, то, действуя в группе по предварительному сговору со специальным субъектом, он становится соисполнителем преступления»[19].

А.В. Наумов считает также: «За соучастие в групповом изнасиловании, в том числе в форме оказания помощи насильнику путем применения физического или психического насилия к потерпевшей, подлежат ответственности (как соисполнители) и лица женского пола»[20].

При этом, указывается далее в п. 10 постановления, действия лица, непосредственно не вступавшего в половое сношение или не совершавшего действия сексуального характера с потерпевшим лицом и не применявшего к нему и к другим лицам физического или психического насилия при совершении указанных действий, а лишь содействовавшего совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации виновному либо устранением препятствий и т.п., надлежит квалифицировать по части 5 статьи 33 УК РФ и при отсутствии квалифицирующих признаков – по части 1 статьи 131 УК РФ или по части 1 статьи 132 УК РФ. Разъяснение квалифицировать действия и исполнителя, и пособника по части 1 статьи 131 УК РФ или по части 1 статьи 132 УК РФ, на наш взгляд, вряд ли может быть признано правильным. По нашему мнению, исполнитель и пособник указанных преступлений являются соучастниками (группой лиц по предварительному сговору), поэтому их действия надлежит квалифицировать  по п. “а” ч. 2 ст. 131 или п. “а” ч. 2 ст. 132 УК РФ[21].

Под устранением препятствий предлагается понимать применение насилия к лицам, стремящимся воспрепятствовать изнасилованию потерпевшей, наблюдение за окружающей обстановкой в момент совершения изнасилования. Пособничество должно быть активным: не являются пособничеством такие действия, как неоказание помощи потерпевшей, несовершение действий по воспрепятствованию изнасилованию и т. д.[22] .

Так, суд первой инстанции квалифицировал действия Т. как пособничество групповому изнасилованию. Между тем, Т., хотя действительно находился поблизости, когда потерпевшую насиловали, за обстановкой не следил, не оказывал виновным иной помощи, а увидев, что один из преступников душит потерпевшую, с места происшествия убежал[23].

Следующий пример. В Москве было возбуждено уголовное дело по факту совершения насильственных действий сексуального характера в отношении студентки во время вечеринки в одном из ночных клубов.

По результатам проведенной доследственной проверки по факту случившегося было возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. “а” ч. 2 ст. 131 УК РФ (“Покушение на изнасилование группой лиц по предварительному сговору”) и п. “а” ч. 2 ст. 132 УК РФ (“Насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц по предварительному сговору”).

Напомним, что по ст. 131 УК РФ (“Изнасилование”) квалифицируется половое сношение (естественное) с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, а по ст. 132 УК РФ (“Насильственные действия сексуального характера”) – действия сексуального характера (в частности, оральный секс) с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. История даже сейчас, после состоявшегося приговора суда, нам представляется странной и запутанной. Между прочим, сначала был сделан вывод об отсутствии в действиях участвующих в случившемся парней состава преступления и вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было позже отменено. Говорят, что добровольный (и даже групповой) секс в туалетах ночных клубов – распространенное явление, но именно нашим “героям” не повезло. Сами виноваты! Девушка-то поначалу никуда не обращалась! Не надо было парням рассылать видео близким девушки. На что они рассчитывали? Что отец девушки, увидев видео, не поинтересуется у дочери, что произошло? А девушка заявит отцу, что все происходило по взаимному согласию? Очевидно, что у девушки (даже если все произошло с ее согласия!) не было другого выхода, кроме как сказать отцу, что над ней надругались. (Кстати, как бы не началась повальная подача заявлений от девушек, которые, удовлетворив свои потребности, решат еще и подзаработать?!) Впрочем, что сейчас об этом. Нам представляется, что определенные доводы в свою защиту у подозреваемых были. Наверное, они “стояли” на том, что все происходило по обоюдному согласию, потому что девушка, по выражению Петра I, сама к тому “охоту имела”. Отметим еще, что девушка является совершеннолетней, поэтому свободна в выборе вариантов поведения и полностью отвечает за свои действия. Захотела выпить – выпила. (Захотела… – имеет право!) Слова же девушки о том, что ее уговорил выпить некий одноклассник, скорее всего, никакого юридического значения не имеют. Как девушка оказалась в туалете? В результате случившейся давки, как она рассказывает? Сомнительно! Что же тогда другие девушки не оказались в туалете? А если еще сопоставить ее слова с тем, как она вела себя на танцполе… Девушка утверждала, что ее ударили кулаком по губе. Это серьезное обвинение, потому что однозначно свидетельствует о насилии! Видимо, эти слова девушки нашли объективное подтверждение в выводах судебно-медицинской экспертизы, что свидетельствовало о насилии или угрозе его применения. Однако изнасилование и насильственные действия сексуального характера признаются таковыми и при отсутствии насилия или угроз его применения, но с использованием беспомощного состояния потерпевшей. При этом, если потерпевшая находилась в беспомощном состоянии, то не имеет значения, сама она привела себя в беспомощное состояние или это сделал другой человек. Это означает, что если даже потерпевшая сама привела себя в беспомощное состояние, а этим кто-то воспользовался и совершил с ней, например, половой акт, то это признается изнасилованием. Как уже известно, парни были признаны виновными и осуждены на длительные сроки лишения свободы. Правосудие свершилось?!

Действия участников организованной группы независимо от фактически выполняемой роли предлагается квалифицировать как действия соисполнителей преступления по п. «а» ч. 2 ст. 131 без ссылки на ст. 33 УК РФ[24]. По нашему мнению, соисполнительство в организованной группе (признание всех членов организованной группы соисполнителями независимо от выполняемой роли) исключено[25]. В юридической литературе отмечается, что упрощение квалификации является одной из причин неудовлетворительного положения дел в правоприменительной практике[26]. Позицию авторов, допускающих только исполнительство в организованных группах, нам трудно признать убедительной[27].

Изнасилование или насильственные действия сексуального характера, соединенные с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам (п. “б” ч. 2 ст. 131, п. “б” ч. 2 ст. 132 УК РФ)

Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (пункт «б» части 2 статьи 131 и пункт «б» части 2 статьи 132 УК РФ) следует понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение применения физического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия. Если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования или совершения насильственных действий сексуального характера с той целью, например, чтобы потерпевшее лицо никому не сообщило о случившемся, такие деяния подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 119 УК РФ и, при отсутствии квалифицирующих признаков, по части 1 статьи 131 УК РФ либо части 1 статьи 132 УК РФ (п. 3 постановления).

Пример из судебной практики. Е., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в лесном массиве, на дороге, недалеко от деревни увидел несовершеннолетнюю Ю. и предложил ей совершить с ним половой акт. Ю. отказалась, тогда Е. решил изнасиловать её. Подавляя волю и сопротивление потерпевшей, Е. нанес ей два удара кулаком по голове, от которых Ю. упала. Затем он нанес ей удар ногой в живот и сказал, что, если она будет сопротивляться, он убьет её. Несовершеннолетняя Ю. восприняла угрозу убийством реально, поскольку они находились в лесном массиве одни, и согласилась идти с Е. в лес в сторону от дороги. Спускаясь в овраг, потерпевшая стала упираться, оказывая Е. сопротивление, тогда последний вновь ударил её, на этот раз ребром ладони по горлу. После запугивания и нанесения ударов Е. совершил изнасилование Ю.[28].    

Понятие особой жестокости при квалификации содеянного по пункту «б» части 2 статьи 131 УК РФ или пункту «б» части 2 статьи 132 УК РФ, разъясняется в п. 11 постановления, связывается как со способом совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение таких преступлений с особой жестокостью. Особая жестокость может выражаться, в частности, в пытках, истязании, глумлении над потерпевшим лицом, причинении ему особых страданий в процессе совершения изнасилования или иных действий сексуального характера, в совершении изнасилования или иных действий сексуального характера в присутствии его близких, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные страдания самого потерпевшего лица или других лиц.

По сообщению СМИ, в 2014 году в одну из квартир на улице Народного Ополчения в Москве ворвались двое мужчин, угрожая ножами и пистолетами, повязали 15-летнего мальчика, после чего по очереди изнасиловали его мать. Потом мужчины вышли из дома, а за ними через 15 минут  зашел их третий сообщник - он также изнасиловал потерпевшую и забрал из дома все ценности и деньги (сотовые телефоны, ноутбук, айпад, золотые украшения и деньги в размере 100 тысяч рублей). Ученик 9-го класса, на глазах у которого надругались над его матерью, находится в состоянии шока. Потерпевшие отметили, что никогда не видели ранее преступников и не знакомы с ними. Почему они пришли именно в эту квартиру, женщине и ее сыну неизвестно.

В ночь на 28 октября 2015 года неизвестный мужчина изнасиловал и жестоко избил 27-летнюю девушку, которая является с детства инвалидом по зрению. После этого он похитил у нее телефон и деньги. Скорую помощь пострадавшей вызвали местные жители. Девушка в тяжелом состоянии доставлена в больницу. По данному факту было возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 УК России («Изнасилование»), п. «г» ч. 2 ст. 161 УК России («Грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия»). Давайте попробуем спрогнозировать возможную квалификацию действий насильника. Представляется, что возбуждение уголовного дела по указанным статьям Уголовного кодекса РФ, скорее всего, было предварительным. Нельзя исключать, что подозреваемому лицу в окончательном варианте было вменено более тяжкое обвинение. Так, многое зависело от результатов судебно-медицинской экспертизы, которая определила степень тяжести причиненных бедной девушке телесных повреждений. Если потерпевшей был причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, то насильственные действия охватываются диспозицией ч. 1 ст. 131 УК РФ. Если при изнасиловании был умышленно (умышленно!) причинен тяжкий вред здоровью, то содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, то есть по ч. 1 ст. 131 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ (“Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью”). Если же тяжкий вред здоровью был причинен неосторожно (что сомнительно в рассматриваемом случае), то квалификация осуществляется по п. “б” ч. 3 ст. 131 УК РФ и дополнительной квалификации по другим статьям Уголовного кодекса РФ не требует. Далее. Подлежит исследованию и вопрос о беспомощном состоянии потерпевшей. Похоже, что потерпевшая в силу своего физического недостатка (слепоты) не могла оказать сопротивления насильнику. Для решения этого вопроса назначается соответствующая экспертиза. И если экспертиза дала положительное заключение, то, возможно, речь уже пойдет об изнасиловании с особой жестокостью, поскольку потерпевшей были причинены физические и нравственные страдания, вызванные невозможностью девушки оказать в силу своего физического недостатка должное сопротивление виновному лицу. В этом случае квалификация действий насильника будет осуществлена по п. “б” ч. 2 ст. 131 УК РФ. Правда, необходимо будет доказать, что умыслом виновного лица охватывалось применение особой жестокости.

Изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием  (п. “в” ч. 2 ст. 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера, повлекшие заражение потерпевшего (потерпевшей) венерическим заболеванием (п. “в” ч. 2 ст. 132 УК РФ)

Ответственность по пункту «в» части 2 статьи 131 УК РФ и (или) по пункту «в» части 2 статьи 132 УК РФ наступает в случаях, когда лицо, заразившее потерпевшее лицо венерическим заболеванием, знало о наличии у него этого заболевания, предвидело возможность или неизбежность заражения и желало или допускало такое заражение, а равно когда оно предвидело возможность заражения потерпевшего лица, но самонадеянно рассчитывало на предотвращение этого последствия. При этом дополнительной квалификации по статье 121 УК РФ не требуется (п. 12 постановления).

Изнасилование несовершеннолетней  или насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней) (п. “а” ч. 3 ст. 131 УК РФ, п. “а” ч. 3 ст. 132 УК РФ)

Действующие редакции ст. 131-135 УК РФ не содержат указания на заведомость знания виновным лицом о несовершеннолетнем или малолетнем возрасте потерпевшей (потерпевшего). Следовательно, установление достоверного знания виновным лицом о возрасте потерпевшей (потерпевшего) не является обязательным.

В п. 22 постановления указано: «Применяя закон об уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 131–135 УК РФ, в отношении несовершеннолетних, судам следует исходить из того, что квалификация преступлений по соответствующим признакам (к примеру, по пункту «а» части 3 статьи 131 УК РФ) возможна лишь в случаях, когда виновный знал или допускал, что потерпевшим является лицо, не достигшее восемнадцати лет или иного возраста, специально указанного в диспозиции статьи Особенной части УК РФ». Таким образом, виновное лицо может лишь допускать (а не заведомо знать!), что потерпевшая (потерпевший) не достигла совершеннолетия или иного возраста, специально указанного в диспозиции статьи Особенной части УК РФ, но, тем не менее, это будет достаточным основанием для вменения соответствующего квалифицирующего обстоятельства. Обратимся к судебной практике.

Областным судом В. был осужден за изнасилование несовершеннолетней Л. с использованием её беспомощного состояния. В., работавший тренером в спортивной школе молодежи, познакомился с ученицей 10 класса средней школы Т., после чего несколько раз встречался с ней в компании с другими лицами и распивал спиртные напитки. В одной из выпивок принимала участие подруга Т., также ученица 10 класса. Однажды Т. и Л. позвонили В. по телефону и предложили встретиться. Во время встречи они решили поехать за город. В. взял такси, купил бутылку водки, бутылку вина и закуску. По приезде в лес они расположились на траве и стали выпивать. Т. выпила 50 гр., а остальное распили В. и Л. Поскольку они опьянели, В. счел неудобным в таком виде возвращаться в город на рейсовом автобусе и дал Т. деньги, чтобы она съездила в город и приехала за ними на такси. Оставшись вдвоем с Л., В., воспользовавшись её опьянением и, по мнению суда, её беспомощным состоянием, изнасиловал Л. Вышестоящая судебная инстанция не согласилась с такими доводами и указала, что имеющиеся в деле данные не свидетельствуют о том, что Л. во время полового сношения находилась в беспомощном состоянии и что она была против вступления в половую связь с В. Из материалов дела усматривается, что Л. и Т. постоянно искали встреч с В. и сами были инициаторами этих встреч, хотя и знали, что В. женат и имеет ребенка. Не возражали они и против выпивки в лесу. В частности подтвердили, что В., наливая Л. вино, говорил: «Скажи, когда хватит». Потерпевшая Л. показаний В. о совершении с ней полового акта по добровольному согласию не опровергала, а лишь пояснила, что была пьяна и ничего не помнит. Однако показания Л. о том, что она не сознавала своих действий, не могут быть признаны достоверными. По этому поводу осужденный В. показал, что хотя Л. была с ним наедине в лесу в состоянии опьянения, однако она отдавала отчет своим действиям и на его ухаживания отвечала взаимностью. При этом В. привел некоторые подробности в поведении Л., свидетельствующие о правдивости его показаний. Объяснения В. находят подтверждение и в других материалах дела. Допрошенный в качестве свидетеля шофер такси Б., который привез Л. и В. в город из леса, показал, что Л. была пьяна, но в машину села сама и на вопрос В. назвала свой адрес. Дорогой В. шутил с ней, а когда подъехали к её дому, попрощался и сказал, чтобы она завтра пришла к нему, на что Л. ответила согласием. Из материалов дела видно, что по возвращении Л. домой её родители заметили, что она пьяна, а её одежда находится в неряшливом виде. Мать потерпевшей Л. показала, что на её вопрос: «Что с ней произошло?» — дочь ничего вразумительного не ответила, лишь сказала, что «она любит одного парня», и легла спать. В связи с изложенным, вышестоящая судебная инстанция пришла к выводу, что у суда не было достаточных оснований для признания В. виновным в изнасиловании Л. путём использования её беспомощного состояния[29].

В 2014 году Дорогомиловский суд Москвы  приговорил к 14 годам заключения в колонии строгого режима М., признав его виновным в изнасиловании несовершеннолетней по п. “а” ч. 3 ст. 131 УК РФ. Изнасилование произошло 26 июля 2013 года на Минской улице. Сам М. утверждал, что лишь раздел девочку, но не насиловал ее.

В Пскове несколько подростков поиздевались над 15-летней Вероникой Р., а затем выложили в Сеть фотографии обнаженной школьницы. 15-летняя Вероника вместе со своей подругой, 13-летней Алиной А., пришли на вечеринку к Захару Н., Михаилу О. и Александру М. По словам одного из юношей, девушка уже находилась в неадекватном состоянии. Молодые люди решили воспользоваться этим фактом и стали над ней издеваться. Школьница была доставлена в больницу, у нее диагностировали повреждения половых органов из-за насилия посторонними предметами, предположительно, ручкой.

Попробуем разобраться с юридической стороной дела. Очень похоже, что подростками были совершены насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ) со следующими квалифицирующими признаками. Во-первых, действия совершены в отношении несовершеннолетней. Во-вторых, указанные действия совершены группой лиц по предварительному сговору и, возможно, с особой жестокостью по отношению к потерпевшей. Это означает, что действия подростков будут квалифицированы по ч. 3 ст. 132 УК РФ (с перечислением всех квалифицирующих обстоятельств), которая предусматривает лишение свободы на срок от 8 до 15 лет. Возникает вопрос: являются ли подростки, совершившие указанные действия, субъектами преступления, предусмотренного ст. 132 УК РФ? Да, являются, если достигли 14-летнего возраста. Мы описали самый неблагоприятный для подростков вариант развития событий. Конечно, трудно однозначно судить о том, что произошло, не зная обстоятельств произошедшего. Опишем поэтому и другой, весьма благоприятный для подростков, вариант. Если следственные органы решат, что речь идет лишь о развратных действиях (ст. 135 УК РФ), то субъектом этого преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста. Следовательно, к уголовной ответственности будут привлечены лишь подростки, достигшие на момент совершения преступления возраста 16 лет.

Изнасилование или насильственные действия сексуального характера, повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью  потерпевшей (потерпевшего), заражение ее (его) ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия (п. “б” ч. 3 ст. 131 УК РФ, п. “б” ч. 3 ст. 132 УК РФ)

Действия виновного подлежат квалификации по пункту «б» части 3 статьи 131 и (или) по пункту «б» части 3 статьи 132 УК РФ как при неосторожном, так и при умышленном заражении потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией (п. 12 постановления).

К иным тяжким последствиям изнасилования или насильственных действий сексуального характера, предусмотренным пунктом «б» части 3 статьи 131 и пунктом «б» части 3 статьи 132 УК РФ, указывается в п. 13 постановления, следует относить, в частности, самоубийство или попытку самоубийства потерпевшего лица, беременность потерпевшей и т.п.

Примеры из судебной практики. Установлено, что Г., желая сломить сопротивление потерпевшей Б., умышленно, с целью изнасилования и совершения насильственных действий сексуального характера, применяя физическое насилие, сдавил руками шею Б., в результате чего потерпевшая потеряла сознание. Преодолев сопротивление потерпевшей, Г. совершил в отношении Б. насильственный половой акт и насильственные действия сексуального характера. Затем Г., сознавая, что потерпевшая может сообщить о совершенных им преступлениях в правоохранительные органы, задушил ее.

Указанные действия осужденного Г. суд квалифицировал по п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ как изнасилование, повлекшее за собой иные тяжкие последствия, по п. "б" ч. 3 ст. 132 УК РФ как совершение насильственных действий сексуального характера, повлекших за собой иные тяжкие последствия, и по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, сопряженное с изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера.

В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации просил судебные решения в отношении Г. изменить, переквалифицировать его действия с п. "б" ч. 3 ст. 131, п. "б" ч. 3 ст. 132 УК РФ на ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132 УК РФ. В обоснование своей просьбы автор надзорного представления указывал на то, что единственным тяжким последствием преступлений, совершенных Г. в отношении потерпевшей, является ее смерть. Однако это охватывалось умыслом виновного, который желал лишить Б. жизни и выполнил объективную сторону убийства, за которое привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации удовлетворил надзорное представление, изменил приговор и переквалифицировал действия Г. с п. "б" ч. 3 ст. 131 УК РФ на ч. 1 ст. 131 УК РФ и с п. "б" ч. 3 ст. 132 УК РФ на ч. 1 ст. 132 УК РФ, мотивировав свое решение следующим.

Уголовная ответственность по п. "б" ч. 3 ст. 131 УК РФ и по п. "б" ч. 3 ст. 132 УК РФ наступает за изнасилование и насильственные действия сексуального характера, повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевших, заражение их ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия.

Суд указал в приговоре, что осужденный совершил изнасилование потерпевшей и насильственные действия сексуального характера, которые повлекли за собой иные тяжкие последствия. Однако какие именно тяжкие последствия наступили в результате указанных преступлений, в приговоре не отражено.

Как следует из приговора, единственным тяжким последствием преступлений, совершенных осужденным в отношении Б., является смерть потерпевшей. Судом установлено, что смерть Б. причинена осужденным умышленно после совершения им в отношении потерпевшей изнасилования и насильственных действий сексуального характера, в связи с чем эти действия осужденного получили самостоятельную юридическую оценку в приговоре по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При таких обстоятельствах, когда судом признано, что смерть потерпевшей наступила в результате умышленных действий, а причинение каких-либо тяжких последствий по неосторожности судом не установлено, содеянное осужденным не может быть квалифицировано по п. "б" ч. 3 ст. 131 УК РФ и по п. "б" ч. 3 ст. 132 УК РФ[30].

Свердловским областным судом К. был осуждён за изнасилование, повлёкшее тяжкие последствия, при следующих обстоятельствах. На квартире Ш. он, угрожая убийством, изнасиловал несовершеннолетнюю Олю. Спустя некоторое время с работы вернулась мать потерпевшей. Также угрожая убийством, К. совершил насильственный половой акт и с ней. После этого К. выразил намерение ещё раз совершить половой акт с несовершеннолетней. Мать, не знавшая о предшествующем посягательстве в отношении дочери, чтобы защитить её от насилия и привлечь внимание людей, выбросилась в окно с 8-го этажа, что привело к её смерти. В отношении последнего эпизода действия К. были квалифицированы как изнасилование несовершеннолетней, повлёкшее тяжкие последствия[31].

Изнасилование или насильственные действия сексуального характера, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшей (потерпевшего) (п. “а” ч. 4 ст. 131 УК РФ, п. “а” ч. 4 ст. 132 УК РФ)

Так, Ф. был осужден за покушение на изнасилование группой лиц несовершеннолетней Ж., повлёкшее по неосторожности смерть потерпевшей. Ф. и Р. (скрывшийся впоследствии от следствия) в нетрезвом состоянии, оказавшись на балконе, расположенном между восьмым и десятым этажами дома, с несовершеннолетней Ж., стали требовать от неё совершения с ними полового акта. Ф. начал срывать с неё одежду и спустил с себя брюки, а Р. приказывал быстро раздеться, готовясь к изнасилованию после Ф. Потерпевшая, осознавая неотвратимость группового изнасилования и пытаясь спастись, влезла на окно декоративной решетки балкона, но упала на асфальт и разбилась насмерть. Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев дело в кассационном порядке, согласился с квалификацией действий Ф., данной в приговоре[32].

Изнасилование потерпевшей не достигшей четырнадцатилетнего возраста (п. “б” ч. 4 ст. 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста (п. “б” ч. 4 ст. 132 УК РФ)

 

Как видно, в п. “б” ч. 4 ст. 131 и п. “б” ч. 4 ст. 132 УК РФ речь идет о потерпевшей (потерпевшем), не достигшей  возраста 14 лет. При этом согласно примечанию к ст. 131 УК РФ по п. “б” ч. 4 ст. 131 и п. “б” ч. 4 ст. 132 УК РФ квалифицируются и деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных ч. 3-5 ст.134 (“Половое сношение…”) УК РФ и ч. 2-4 ст. 135 (“Развратные действия…”) УК РФ,  совершенные в отношении лица, не достигшего возраста 12 лет, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий. Таким образом, любые действия сексуального характера, совершенные в отношении лица, не достигшего возраста 12 лет, признаются изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера и квалифицируются по

п. “б” ч. 4 ст. 131 или п. “б” ч. 4 ст. 132 УК РФ. Примеры из судебной практики.

В советские времена один турок-месхетинец был осужден за изнасилование малолетней девочки к исключительной мере наказания – расстрелу. Суть дела такова. В 18 с небольшим лет этот парень был осужден за совершение изнасилования в группе лиц по предварительному сговору к 9 годам лишения свободы. Отбыл срок полностью и в 27 лет вышел на свободу. Буквально через полгода, гуляя по парку, встретил 13-летнюю девочку и, угрожая ей ножом, довел до стройки, где изнасиловал, в том числе и в извращенной форме.

В Липецке жертвой 32-летнего мужчины стала девятилетняя дочь его сожительницы. На протяжении 3 лет он неоднократно совершал в отношении малолетней дочери своей сожительницы насильственные действия сексуального характера. Девочка пыталась рассказать матери о происходившем, но слова ребенка мать не воспринимала всерьез.

Уголовное дело было возбуждено по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста»).

Изнасилование потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, совершенное лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (ч. 5 ст. 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, совершенные лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (ч. 5 ст. 132 УК РФ)

Субъектом преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 131 и ч. 5 ст. 132 УК РФ, является лицо, имеющее судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего.

В п. 14 постановления в этой связи разъясняется, что к имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (часть 5 статьи 131 УК РФ, часть 5 статьи 132 УК РФ, часть 6 статьи 134 УК РФ, часть 5 статьи 135 УК РФ) относятся лица, имеющие непогашенную или не снятую в установленном порядке судимость за любое из совершенных в отношении несовершеннолетних преступлений, предусмотренных частями 3–5 статьи 131, частями 3–5 статьи 132, частью 2 статьи 133, статьями 134, 135 УК РФ. При этом также учитываются судимости за указанные преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет.

Ульяновский областной суд в конце 2017 года ужесточил наказание до пожизненного лишения свободы в отношении местного жителя Юрия Малафеева. Мужчина был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «в, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство малолетнего лица, сопряженное с насильственными действиями сексуального характера»), ч. 5 ст. 132 УК РФ («Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста, совершенные лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего»).                           

Между прочим, первоначально к Малафееву были применены принудительные меры медицинского характера (он был признан невменяемым), но впоследствии решение суда было отменено.

Установлено, что Малафеев совершил насильственные действия сексуального характера в отношении восьмилетней девочки, после чего нанес ей несколько ударов по голове, от которых она скончалась на месте. Генотип нападавшего был установлен по следам, обнаруженным на месте преступления.

 

 

[1] См.: Заварыкин И.Н. История возникновения и развития российского и зарубежного уголовного законодательства об ответственности за изнасилование, а также его роль в защите прав женщин на половую неприкосновенность и половую свободу // Вестник Томского государственного университета. — 2013. — № 376. — С. 126-131.

[2]  Полный курс уголовного права: в 5 т. / под ред. А. И. Коробеева. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. — Т. II. Преступления против личности. — С. 494. — 682 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-94201-543-5.

[3] См.: Уголовное право. Особенная часть / под ред. И. В. Шишко. — М.: Проспект, 2012. — С. 111. — 752 с. — ISBN 978-5-392-02569-5.

[4] См.: Котельникова Е.А. Насильственные посягательства на половую свободу и половую неприкосновенность: уголовно-правовая характеристика и проблемы квалификации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2007. С. 11.

[5] См.: Полный курс уголовного права: в 5 т. / под ред. А. И. Коробеева. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. — Т. II. Преступления против личности. — С. 497. — 682 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-94201-543-5.

[6] См.: Фойницкий И. Я. Курс уголовного права. Часть особенная. — Пг., 1916. — С. 142.

[7] См.: Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. — Саратов, 1996. — С. 135.

[8] См.: Полный курс уголовного права: в 5 т. / под ред. А. И. Коробеева. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. — Т. II. Преступления против личности. — С. 499. — 682 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-94201-543-5.

[9] См.: Курс российского уголовного права. Особенная часть / под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. — М.: Спарк, 2002. — С. 227. — 1040 с. — ISBN 5-88914-188-0.

[10] См. также: Полный курс уголовного права: в 5 т. / под ред. А. И. Коробеева. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. — Т. II. Преступления против личности. — С. 500. — 682 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-94201-543-5.

[11] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1975. № 3. С. 8-9.

[12] Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 2. М., 1989. С. 468—469; Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1983. С. 344; Юридическая энциклопедия. М., 1995. С. 170.

[13] См.: Всемирная организация здравоохранения. Насилие и его влияние на здоровье. Доклад о ситуации в мире. 2002 г.

[14] Определение Конституционного Суда РФ от 24.09.2012 № 1666-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Карнова Леонида Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом „з“ части второй статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации».

[15] Уголовное право БССР. Часть Особенная / Под ред. И. И. Горелика, М. А. Ефимова, И. С. Тишкевича. Минск, 1971. С. 143.

[16] Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 9. С. 17-18.

[17] Постановление Президиума Верховного Суда РФ. Определение № 48-АПУ14-41.

[18] Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В. М. Лебедева и С. В. Бородина. М., 2001. С. 616—618.

[19] Волженкин Б. Некоторые проблемы соучастия в преступлениях, совершаемых специальными субъектами // Уголовное право. 2000. № 1. С. 15.

[20] Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации (комментарий судебной практики и доктринальное толкование). М., 2005. С. 288; см. также: Уголовный закон в практике районного суда. М., 2007. С. 288.

[21] См. подробно: Арутюнов А. А. Соучастие в преступлении. – М.: Статут. 2013. – С. 282-283. – 406 с. - ISBN 978-5-8354-0883-2.

[22] См.: Сафронов В. Н. Преступления, посягающие на половую свободу и половую неприкосновенность. — М., 2000. — С. 29.

[23] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 8. С. 9-10.

[24] См.: Уголовное право России. Части Общая и Особенная / М. П. Журавлев [и др.]; под ред. А. И. Рарога. — 6-е изд., перераб. и доп.. —М.: ТК Велби, Проспект, 2008. — С. 340. — 704 с. — ISBN 978-5-482-01700-5.

[25] См.: Арутюнов А. А. Соучастие в преступлении. – М.: Статут. 2013. – С. 296. – 406 с. - ISBN 978-5-8354-0883-2.

[26] См.: Галактионов Е. А. Формы и виды соучастия: теоретико-правовые аспекты // Российский следователь. 2002. № 8. С. 32.

[27] См., например: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1998. С. 70; Аветисян С.С. Энциклопедия уголовного права. Т. 6. Соучастие в преступлении. С-Пб., 2007. С. 456.

[28] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 4. С. 13.

[29] Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. М. Лебедева и С. В. Бородина. М., 2001. С. 620—622.

[30] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2 квартал 2012 года. Постановление № 4П12 ПР.

[31]  Архив Свердловского областного суда. 1980. № 2-143. Цит. по: Полный курс уголовного права: в 5 т. / под ред. А. И. Коробеева. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2008. — Т. II. Преступления против личности. — С. 543. — 682 с. — 2000 экз. —ISBN 978-5-94201-543-5.

[32] Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 5. С. 5-6.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован