Как работодатель пытался взыскать с главного бухгалтера материальный ущерб

 

Работодатель Грибковой Е.Ю. обратился в суд с исковыми требованиями о взыскании материального ущерба. Мы, в свою очередь, подали возражения, которые объясняют должным образом существо исковых требований работодателя.

 

                                    В Бутырский районный суд г. Москвы

                                                        ответчика Грибковой Елены Юрьевны

                                                        (127543, г. Москва, ул. Лескова, д. 19, кв. 67)

                                       

                                              ВОЗРАЖЕНИЯ

относительно исковых требований о взыскании материального ущерба (в порядке ст. 149 ГПК РФ)

 

         Исковые требования о взыскании материального ущерба не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

 

  1. О требовании истца взыскать 29 382 рубля 64 коп. (3 404,34 + 4 223,12 + 21 755,18 = 29 382,64).

А. Истец указывает в исковом заявлении, будто 2 марта 2017 года ответчик самовольно произвел перечисление себе заработной платы за 1 и 2 марта 2017 года в размере 3 404 руб. 34 коп. на свой расчетный счет.

Между тем, 1 и 2 марта 2017 года ответчик реально находился на своем рабочем месте и выполнял свои должностные обязанности главного бухгалтера.

Следовательно, в соответствии со ст. 21-22, 129-130, 132 ТК РФ Грибкова Е.Ю. имела право на оплату своего труда, а работодатель был обязан выплатить ей заработную плату, поэтому требование истца по возврату «отработанной» заработной платы является неправомерным.

Кроме того, перечисление себе заработной платы ответчик произвел после устного разрешения финансового директора истца. Такая практика сложилась у работодателя давно, при этом платежные ведомости не велись, а заработная плата работников начислялась по устному распоряжению работодателя.

Б. Далее, в исковом заявлении указано, что 2 марта 2017 года ответчик произвел перечисление на свой расчетный счет пособия по листку нетрудоспособности в размере 4 223, 12 руб.

Однако ответчик реально находился на больничном с 3 марта по 10 марта 2017 года и, следовательно, имел право на выплату пособия по листку нетрудоспособности. О том, что листок нетрудоспособности будет открыт 3 марта 2017 года ответчик знал еще 2 марта 2017 года, поставил об этом в известность работодателя и по устному разрешению последнего произвел перечисление указанной суммы на свой расчетный счет.

Уход Грибковой Е.Ю. на больничный был обусловлен постоянными волнениями на работе из-за плотного и постоянного давления работодателя, страхом совершения ошибки.

До ухода на «спорный» больничный еще 7 февраля 2017 года Грибковой Е.Ю. был поставлен диагноз «Выраженный астено невротический и астено депрессивный синдром на фоне распространенной зудящей кожной сыпи», поэтому с 9 по 22 февраля 2017 года она уже находилась на больничном. При этом листок нетрудоспособности планировалось закрыть лишь 1 марта 2017 года, но по настоянию Грибковой Е.Ю. он был закрыт уже 22 февраля 2017 года, и последняя вышла на работу. Между тем, здоровье Грибковой Е.Ю. продолжало ухудшаться, поэтому 2 марта 2017 года лечащий врач сказал по телефону Грибковой Е.Ю. о повторном открытии листка нетрудоспособности с 3 марта 2017 года.

Таким образом, больничный лист Грибковой Е.Ю. был открыт с 3 марта 2017 года повторно по настоятельному требованию лечащего врача, и уже 2 марта 2017 года Грибкова Е.Ю. точно знала о своем уходе на больничный, о чем и поставила в известность работодателя в тот же день (2 марта 2017 года).

Следовательно, в соответствии со ст. 21-22 ТК РФ Грибкова Е.Ю. имела право на выплату пособия по листку нетрудоспособности, а работодатель был обязан его выплатить; соответственно, требование истца об «обратном» взыскании пособия по листку нетрудоспособности не подлежит удовлетворению.

В. В исковом заявлении указывается, будто ответчик произвел без документального основания начисление отпускных за 14 календарных дней, начиная с 13 марта по 27 марта 2017 года, в размере 21 755, 18 руб.

Между тем, заявление на отпуск было представлено ответчиком работодателю еще 2 марта 2017 года и отпуск был запрошен в связи с необходимостью продолжения лечения за пределами Москвы. При этом необходимо также учесть, что у Грибковой Е.Ю. двое малолетних детей (2011 и 2014 годов рождения), поэтому она согласно действующему законодательству имеет право на отпуск в любое удобное для нее время.

Учитывая, что работодатель никогда и в 2017 году, в частности, не составлял график отпусков и, естественно, работники о времени начала отпуска под роспись не извещались, устное согласие работодателя на уход Грибковой Е.Ю. в отпуск и послужило основанием для начисления отпускных. О том, что работодатель был согласен с уходом Грибковой Е.Ю. в отпуск свидетельствует требование ответчика от 6 апреля 2017 года о предоставлении письменных объяснений по факту отсутствия на рабочем месте с 27 марта 2017 года, что свидетельствует о признании работодателем факта нахождения Грибковой Е.Ю. в отпуске с 13 по 27 марта 2017 года. Указанное требование работодателя существует в письменной форме, а также было направлено Грибковой Е.Ю. на электронную почту и зафиксировано нотариально в протоколе о порядке обеспечения доказательств.

Таким образом, в соответствии ст. 114-115, 122-123 ТК РФ Грибкова Е.Ю. находилась в ежегодном оплачиваемом отпуске, поэтому требование истца об «обратном» взыскании отпускных не подлежит удовлетворению ввиду его неправомерности.

 

  1. О требовании истца взыскать 35 079 рублей 32 коп.

      Истец просит суд в исковом заявлении взыскать с ответчика в счет возмещения материального ущерба пени в размере 35 079,32 руб. Указанные требования основаны на оплаченных истцом пеней, начисленных за неуплату налога по УСН за 2016 год.

      Однако, во-первых, налог по УСН истец должен был доплатить до 31 марта 2017 года, когда Грибкова Е.Ю. уже не имела к истцу никакого отношения. Заявление с просьбой об увольнении по собственному желанию было подано ответчиком во время нахождения в отпуске еще 13 марта 2017 года посредством курьерской службы «Пони Экспресс», однако не было принято истцом. Более того, заявление об увольнении и другие документы  были направлены истцу 17 марта 2017 года и по электронной почте. Наконец, истец намеренно задерживал прием указанных документов вплоть до 23 марта 2017 года. Во всяком случае, на крайнюю дату уплаты налога на УСН ответчик Грибкова Е.Ю. уже не являлась работником истца, трудовые отношения с работодателем были прекращены, поэтому она не могла и не может нести какую-либо материальную ответственность.

      Во-вторых, непонятно, почему истец оплатил пени при отсутствии соответствующего требования из налоговой инспекции на их оплату? (В приложенных к исковому заявлению документах указанное требование отсутствует.)

Таким образом, в силу ст. 232-233, 238 ТК РФ требования истца о взыскании с ответчика пеней удовлетворению не подлежат.

 

  1. О требовании истца взыскать 205 000 рублей 00 коп.

     Истец указывает в исковом заявлении, что был вынужден заключить договора на оказание аудиторских услуг, вследствие чего понес материальный ущерб в размере 205 000 рублей. (Для справки заметим, что в предъявленной ответчику претензии расходы по оказанию аудиторских услуг оценивались в размере 385 000 рублей.)

      А. Как указывалось выше, на момент заключения договора оказания консультационных услуг (7 марта 2017 года) Грибкова Е.Ю. находилась на больничном, а договор на ведение бухгалтерского и налогового учета был заключен истцом  с третьим лицом 15 марта 2017 года, когда ответчик находился в отпуске и им уже было подано (13 марта 2017 года)  заявление об увольнении по собственному желанию. Факты непринятия истцом листка нетрудоспособности и заявления об увольнении по собственному желанию свидетельствуют отнюдь не о ненадлежащем выполнении ответчиком своих должностных обязанностей, а о нежелании истца соблюдать трудовое законодательство.

Следовательно, в силу ст. 232-233, 238 ТК РФ требования истца являются неправомерными и удовлетворению не подлежат.

    Б. Материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения. Очевидно, что в данном конкретном случае виновное противоправное поведение имело место не стороны работника Грибковой Е. Ю., а стороны работодателя ООО «Родис-М».

Таким образом, виновное противоправное поведение истца свидетельствует о невозможности удовлетворения исковых требований последнего.

    В. Совершенно непонятно, почему оказание истцу консультационных и аудиторских услуг сторонней организацией трактуется истцом как причинение работником прямого действительного ущерба?

     Следовательно, Грибкова Е.Ю. не может нести материальную ответственность за понесенные истцом материальные расходы. 

     Г. Оказание истцу консультационных и аудиторских услуг сторонней организацией в сложившихся условиях было необходимо для осуществления нормального функционирования ООО «Родис-М». В этой связи очевидно, что расходы по оказанию истцу консультационных и аудиторских услуг сторонней организацией не могут быть отнесены на Грибкову Е.Ю.

Соответственно, требования истца и в этой части удовлетворению не подлежат.

 

         4. О требовании истца взыскать расходы по госпошлине в размере 5 894, 62 руб.      

Ввиду полной необоснованности и незаконности исковых требований по изложенным выше основаниям не подлежат взысканию и расходы истца по оплате госпошлины в размере 5 894,62 руб.

         На основании изложенного и в соответствии со ст. 21-22, 114-115, 122-123, 129-130, 132, 232-233, 238, 242-243 ТК РФ, ст. 98, 149, 194-195 ГПК РФ, прошу суд вынести решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Приложения:

  1. Копия доверенности на представителя А.Арутюнова.
  2. Копия осмотра невролога от 7 февраля 2017 года.
  3. Копия протокола о порядке обеспечения доказательств от 21.06. 2017 г., составленный нотариусом Бурейниковой Л.Л., с приложениями.
  4. Копия свидетельства о рождении Грибкова Кирилла Александровича (10 июля 2011 года рождения).
  5. Копия свидетельства о рождении Грибковой Софьи Александровны (1 февраля 2014 года рождения).
  6. Копия решения Верховного Суда Российской Федерации от 17 июня 2014 года № АКПИ14-440.

 

27.06. 2017 г.

Представитель ответчика по доверенности                      А. Арутюнов

 

         Решением Бутырского районного суда г. Москвы от 26 сентября 2017 года исковые требования ООО «Родис-М» была удовлетворены частично: с Грибковой Е.Ю. было взыскан материальный ущерб на сумму 3 579 рублей 10 копеек, а также государственная пошлина в размере 400 рублей.

         Решение суда вступило в законную силу.

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован