15 декабря 2016
1567

Редакция «Философии надежды»: Актуальна ли религия?

Информационно-культурный проект «Философия надежды». 14 декабря 2016 г.   http://www.newsynergy.org/single-post/2016/12/14/%D0%90%D0%BA%D1%82%D1%83%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0-%D0%BB%D0%B8-%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B3%D0%B8%D1%8F

Неоправданных религиозных пережитков в наши дни становится все больше. При этом клерикализация общества не решает вопросы социальной разобщенности, кризиса культуры и, по мнению многих, все больше отдаляет нас от настоящей духовности. Насколько актуальны современные религии, способны ли действующие религиозные институты стать полноценным духовным лидером общества? На наш вопрос отвечают эксперты.

Елена Румянцева, доктор экономических наук, профессор, руководитель Центра экономической политики и бизнеса.

Вопрос роли современных религиозных институтов, церкви в любой стране мира в духовном и морально-нравственном становлении и развитии каждого человека, общества в целом как совокупности всех этих отдельно взятых людей – это вопрос, в первую очередь связанный с оценками эффективности управления этими институтами и понимания их трактовки сути духовного, что Бог Един, Земной шар не делится на какие-то епархии разных Богов. Есть деление на страны мира, включающие сосуществование, соседствование представителей разных религий, но религиозных учений и выросших из них институтов со зданиями, земельными наделами, определенным контингентом, действительно, несколько. Хочется вспомнить слова Адама Смита из далекого XVIII века, который будучи не только экономистом, но и философом, юристом и теологом в своем основополагающем, по мнению марксистов, для создания всемирной экономической науки труде «Исследование о природе и причинах богатства народов» отмечает в соответствии со своей профессиональной компетенцией: «каждое мудрое правительство должно стараться как раз не допускать… заинтересованного усердия духовенства, потому что во всякой религии, исключая истинной, оно в высшей степени опасно, оно имеет даже естественную тенденцию искажать истинную религию, пропитывая ее значительной примесью суеверий, нелепостей и заблуждений. Любой духовный деятель, стремясь стать в глазах своих последователей более нужным и священным, готов внушать им самое резкое возмущение против всех остальных сект и постоянно пытаться возбуждать какой-нибудь новой выдумкой ослабевающее благочестие своей аудитории. В проповедуемых доктринах не будет обращаться ни малейшего внимания на истину, нравственность или приличие. Будет приниматься любое положение, какое лучше всего соответствует беспорядочным страстям человеческой натуры». Т.е. проводится четкое отличие между истинной религией и религиозным институтом с его трактовками, нередко абсурдными, современного бытия и сознания людей. Но верование, конечно, всех должно объединять.

Церковь как институт и духовность и нравственное развитие каждой личности – это отделимые особенно в периоды кризисов власти вопросы. Могут ли люди ходить в церковь и оставаться при этом бездуховными? Или наоборот – не посещать современную церковь со всеми ее противоречиями, страстями и быть верующими, стремится к духовности, а через познание пути развития своего духа – следовать пути от безнравственности к своей нравственности? Ответы ясны и утвердительны.

Для четкости развития темы важно подчеркнуть, что и не только верование, по сути, в Единого Бога объединяет преимущественно все-таки простых верующих, представляющих разные религии (иначе бы церковные лидеры давно уже договорились между собой, а они этого не делают, может быть, из-за своего взаимодействия с правительствами стран, из-за владения собственностью, из-за власти, но это уже – не совсем все-таки религия как вера в Бога, а нечто иное, материальное, где может бытие определять сознание), но объединяет и единство содержательной стороны, подходов Священных Писаний разных религий. Я для студентов и молодых преподавателей ВУЗов несколько лет назад по собственной инициативе делала конспект трудов величайших экономистов тысячелетия, т. к. первоисточники сейчас почти никто не читает. Их я издала в своей книге «Экономические дискуссии XXI века». И под влиянием конспектирования выдающегося экономиста XVIII века я стала развивать подходы, идеи его основополагающей для него как для автора книги «Теория нравственных чувств», в которой он, в частности, как бы подсказал всем нам, что «главнейшие правила нравственности суть не что иное, как заповеди и законы самого Бога, от которого когда-нибудь последует вознаграждение за их исполнение и наказание и наказание за их нарушение». Как бы следуя за Адамом Смитом, я стала развивать многие неясные, неточные вопросы и только на основе конспектов Евангелия и Корана (Священных Писаний двух обособленных друг от друга религий) смогла развить теорию нравственности и соединить ее с экономической наукой (в издании трилогии «Нравственные законы экономики», «Экономика счастья» и «Коррупция»). Других источников, питающих мозг по данным темам, при всем их многообразии и уважении к ним, просто не найти. И мир современной российской науки очень позитивно воспринял прорубаемое мной новое научное направление более четкого понимания духовности и нравственности вообще и в связи с экономикой в частности, что видно из реального, а не организованного с целью приписок цитирования этих трудов (это можно также увидеть по сведениям, собранным в РИНЦ). Мы знаем также, и я об этом написала в 4-м издании «Новой экономической энциклопедии», что израильский лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Ауманн, выступавший в России с лекциями, выдвинул тезис, что современная экономическая наука выросла не из английской политэкономии, как утверждал Карл Маркс и советский марксизм-ленинизм, а из идей древнего иудейского текста Талмуда, в т. ч. идеи стимулов, контроля над ценами, конкуренции, предотвращения риска и др. Т.е. религиозные, назовем так, тексты выступают, по сути, основополагающими в развитии современных теорий и базирующихся на этих теориях законодательстве и общественном устройстве. Но можно сделать и такой вывод: чем меньше духовности, во многом связанной с ней нравственности уже не в сознании, а в текстах законов в той или иной стране мира (и Россия здесь не исключение), тем меньше и оснований для позитивного устойчивого развития общества и больше негативных опасностей, включая интриги в идеологической сфере и ухудшении российского законодательства со стороны коррупционеров (например, защите интересов масштабных экономических преступников). А подходы к нравственности, ограниченной категориями нравственности-безнравственности свободы во всех фундаментальных источниках одинаковые, что позволяет мне их называть вечными нравственными ценностями, актуальными для всего человечества, не только для какой-то избранной домашней обстановки одной выдающейся персоны. Перед нравственностью все в этом мире равны.

 

Оксана Комиссарова, психолог.

Людям нужна вера, без нее никуда. Человек не может жить без веры во что-то. Даже атеизм это своего рода вера. Религия всегда была с человечеством, сначала это анимализм, язычество и затем вера в единого бога. 

Что же произошло, когда церковь была под запретом? Были те, кто хранил под страхом смерти свою веру. А затем? Как только было дано добро на религию, люди пошли в церковь и повели туда на крещение своих детей. 

Сейчас более свободные времена, очень много информации и доступных знаний. Люди возвращаются в духовность, пусть это не всегда привычная, классическая церковь. Духовность – неотъемлемая часть развития человека.

 

Андрей Белковский, антрополог,  заместитель главного редактора журнала «Менеджмент в России и за рубежом».

На мой взгляд, современные религии по-прежнему выполняют три важные социальные функции (утешение, объяснение, возможность находится в кругу формальных единомышленников). Поэтому они были востребованы в древних социальных организмах, потому востребованы и в современных социумах.

Удобство религиозных объяснений в том, что они просты и обычно исключают  рефлексию объяснения. Чем сложнее научная картина мира, тем труднее ее использование в повседневной жизни,  особенно для людей с невысоким уровнем образования, с устаревшим багажом научных знаний. Например, механическую модель Вселенной Ньютона легко понять человеку с образованием 8 классов; в теории струн непросто разобраться даже обладателю высшего естественнонаучного образования.

Прелесть религиозного утешения в том, что большинство религиозных систем дает огорченному своей нынешней судьбой «вторую попытку» признания ценности и важности жизни страдающего субъекта (в перерождении или в загробной жизни). Зачастую принятие религиозного мировоззрения позволяет трактовать трудности и обиды субъекта как малозначащие или вообще несущественные события, предлагая иную повестку важных событий и ценностей. 

Общество эпохи постмодернизма – это социум не из общин, а из индивидов. Далеко не каждый индивид может стать из особи личностью - это трудный, лишенный гарантий успеха путь развития самостояния человека, большая ежедневная умственная и нравственная работа. Вхождение в религиозную общину позволяет человеку нивелировать невыносимую трудность индивидуального бытия, стать защищённой деталью   в сильном сообществе, получать постоянное одобрение собственного поведения (когда оно совпадает с разделяемыми религиозным сообществом установками) и рассчитывать на внешнюю помощь и поддержку. Такая позиция особенно удобна для инфантильной, слабой личности, для неразумного человека.

В примитивном или стремящимся к опрощению и изоляционизму обществе,  в котором признается необсуждаемое верховенство «отца-лидера», в котором происходит некритичная идеализация прошлого, в котором порицается логичное критическое размышление о регрессе, прогрессе и их истинных причинах,  в обществе, которое настаивает на необходимости мифологического сознания как единственно правильной модели мира (таков общественно-политический тренд современной России) даже самая примитивная религиозная система способна стать духовным лидером общества и привести его к неизбежной катастрофе. Собственно, как раз этот процесс мы сегодня  наблюдаем.

 

Виталий Боград, нумеролог,  экстрасенс, участник шоу «Экстрасенсы против детективов» на НТВ.

Современные «духовенство» – это обыватели от мира. Они видят мир, как люди теми же органами чувств, пользуются дарами этого мира, произведенные руками тех самых простых людей, прихожан. Ничего не производя, живут за счет общества: дорогие импортные машины, многокомнатные квартиры в золотом убранстве, бизнес, счета в банках и власть. Общество очень наглядно отражает состояние дел внутри каждой конфессии, и наоборот. «По делам судите его». Религиозные институты давным-давно отошли от заповедей родоначальников своей духовной идеи, и стали просто философскими течениями, сплетясь с элементами маркетинга, приносящим немалый доход от адептов. Не надо ходить далеко, чтобы увидеть храмы заполненные иконами и свечами, против чего есть слог из Библии, книга Исход, стих 2: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им; ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои».

К этому могу привести свой стих, однажды пришедший в глубоком раздумье на эту тему:

 

Я в храм зашел, где идолам поклон, народ отвешивал...

И тихий звон монет стоял, ручьем стекаясь на амвон.

Вдруг запах чудный от «вина» почуял сзади я! Глазам бы не поверил!

В окладе плакала икона, глядя на меня.

 

Икона, если разобрать: доска и краски цветов пять.

Весь смысл узора - наяву представить Господа в миру.

Одна беда - для истукана, хоть сам Господь сойдет с дивана.

Слепому это не поможет, а зрячий без иконы сможет.

 

Прихожане чаще всего соответствуют своим наставникам, так уж Богом положено в мире, иначе не будет взаимопонимания. Так сказать коннекта.

Человек, читающий Библию, Коран, Гиту, Дхаммападу, здравомыслящий и сравнивающий, что написано в священных Писаниях и как обстоят дела наяву у пастырей разных конфессий, сможет легко сделать вывод – между словами в тексте и делом небо и земля.

Религиозные институты уже давно не имеют духовной силы. Для меня это больше отдает банковской системой, как точки офисов сбербанка по сбору наличности. Нет, конечно, иногда народ сплачивается вокруг этих заведений на «праздники», которые позволяют контролировать паству, чтобы «овцы» далеко не разбежались, да пополнили казну религоведов. Но самое опасное влияние я вижу в проникновении в школы, где еще неокрепшие сердца детей будут с явным чувством раболепствия склонять головы непонятно зачем перед невидимым ему Богом, но хорошо различимым одетым в парчу и золото священником.

Религии актуальны как никогда и были, и будут всегда важны для человека ищущего Бога. Но сами проводники под куполами Его пока не нашли, а всего лишь говорят о Нем заученными фразами духовных семинариев. Нет в их словах сердечной теплоты, которой гораздо больше в словах мамы, держащей своего ребенка на руках, прижимающей его к груди.  Именно в этом месте начинается познание и привитие любви. С пеленок. И если уж любовь мамы не наполнит сердце малыша, то никакая религия этого не сделает своим сухим традиционализмом.

Пока мы будем видеть, мягко говоря, несоответствие сказанного Иисусом «возлюби ближнего своего как самого себя» и созерцать как священники окропляют «святой водой» (по сути, богохульствуют) строй солдат, оружие, военные корабли, ракеты, бомбы, танки и т.д., орудия убийства, мы никогда не увидим здорового в духовном плане общества.

Пока все священники всего мира всех конфессий не выйдут, взявшись за руки, и не пойдут в ту же самую Сирию или на Украину, и не станут показательно против войн и смертей детей, матерей и мужей, я никогда не смогу принять такую религию, и назвать, что она из уст священников несет мир и любовь.

Я всем сердцем принимаю Иисуса, Мухаммеда, Будду, Кришну, но не христианство, мусульманство, буддистов и кришнаитов. Не отходите от заповедей ни на шаг, ни на волосинку и всевышний явится к вам в сердце. А там, где Бог – всегда любовь и мир.

 

Александр Колосков, директор АНО «Независимая финансовая экспертиза».

На эту тему написаны уже целые библиотеки, вряд ли в одном комментарии модно сказать что-то существенно отличное от того, что уже было сказано. Поэтому кратко выражу свое личное мнение.

Вопрос первый и основной был об актуальности религии. Ответить на него можно только положительно. Даже если общество состоит из людей просвещённых, в нем обязательно будет какое-то количество верующих. Объяснений тому много, начиная от лености ума (или неспособности ума выполнять творческие функции, а потому перекладывающего своё творчество на Творца) до традиционных культур, большинство из которых не приемлет главенства свободы и воли Человека над Природой. Лично я много лет вопрос религии и Бога решил так: Бог есть для того, кому он нужен. Но при общении верующих и неверующих (в Бога, конечно) есть существенное неудобство. Первый, то есть верующий, за редким исключением будет подчёркивать свой статус и доказывать, что он прав. Спорить, приводить аргументы таким людям бесполезно (логика и религия вещи не очень совместимые), сказать «отстань» – как-то неудобно (видимо, мешает «отсутствие духовности»), пройти мимо – тоже выглядит как-то не по-человечески. При этом интересно, что неверующий никогда (хотя, может, есть и исключения, абсолют вообще недостижим) не будет попрекать верующего в наличии у того веры в Бога. Обратное же встречается повсеместно и постоянно.

Ну а какой форме проявляется «духовность» и кто должен ей учить и по каким учебникам – тоже вопрос не одной минуты чтения. Лично мое мнение таково, что человек, когда он рождается, он хороший. Без воспитания у него будут элементарные навыки выживания, а с воспитанием появляются навыки жить в социуме. Причем те навыки, что дает нам религия, дают и вполне нормальные неверующие родители. Если кто-то пошел в церковь, чтобы получить там то, что он не получил в процессе своей прежней жизни, в частности, из-за пробелов в воспитании – это вовсе не значит, что без религии человек становится бездуховным, то есть нехорошим и злым. Просто так сложилась жизнь конкретного человека. И не факт, что те, кто недодал ему духовности (термин, требующий серьезного определения), сами были нехорошими людьми, преступниками. Или так: очевидно, что большинство людей, совершивших преступление (или просто какой-то нехороший поступок) были с детства приобщены к какой-то религии (были покрещены, приняли ислам и т. д.). То есть наличие на груди креста вовсе не гарантирует, что его носитель – «агнец божий». Бывает всякое.

Поэтому религия, к которой приобщен человек с детства, не гарантирует достойного его поведения на протяжении всей его последующей жизни. Либо другими словами – люди, не верующие в Бога (просвещенные) частенько могут служить образцом поведения для других людей, и для религиозных в том числе.

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован