13 июня 2001
2531

рост цен на нефть на мировом рынке;-возможные финансовые потери стран-членов ОПЕК в связи со вступлением в силу Киотского протокола

Гости: Сергей Генералов
Ведущие: Владимир Варфоломеев
Передача: Интервью

13 июня 2001 года
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Сергей Генералов - заместитель председателя комитета Госдумы РФ по экономической политике и предпринимательству, бывший министр топлива и энергетики РФ.
Эфир ведет Владимир Варфоломеев.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Сергей Владимирович, добрый день. Основные темы, которые нас сегодня ожидают в беседе с Вами, касаются экономики и бизнеса. Начну я с одной политической новости. Буквально час назад ваши коллеги по фракции СПС заявили о том, что они выступают за восстановление в России смертной казни. Дмитрий Савельев привез в Москву из Нижегородской области около миллиона подписей избирателей за то, чтобы ввести смертную казнь, в частности за преступления, связанные с распространением наркотиков. Довольно неожиданное предложение, учитывая, что оно пришло из стана правых сил. Вы поддерживаете инициативу своих коллег? И сразу задам второй вопрос. Это их личная инициатива, если Вы знаете, либо это позиция фракции?
С. ГЕНЕРАЛОВ - Это абсолютно точно не позиция фракции, я думаю, что это даже не инициатива моих коллег, а инициатива одного моего коллеги, Дмитрия Савельева. И я убежден в том, что эта инициатива связана с длящейся в настоящий момент предвыборной гонкой по выборам губернатора Нижегородской области. Безусловно, существует проблема, связанная с оборотом наркотиков, и мне кажется, что государство должно с этим бороться не с помощью ужесточения наказаний, а с помощью установления такой системы, когда наказание неотвратимо. Это, мне кажется, более важно, чем ужесточать наказание. У нас народ пуганый, этим не испугаешь. Если будет продолжаться то, что идет сейчас, по многим регионам, не только по Нижегородской области, когда идет рост объема распространения наркотиков, рост числа зарегистрированных наркоманов, тем не менее, правоохранительные органы, на мой взгляд, пока не уделяют должного внимания этой проблеме. Я думаю, этот вопрос неотвратимости наказания более важен. На фракции вопрос не обсуждался абсолютно.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Хорошо. А радикальные меры, какие-то серьезные резкие шаги, возможно, революционные, нужны сейчас в другой сфере, которая Вам, может быть, более близка по роду занятий в российской экономике? Сейчас в СПБ проходит экономический форум. На нем сегодня выступал премьер Михаил Касьянов, который сказал, что российское правительство должно сделать и сделает все возможное, чтобы привлечь больше иностранных инвестиций. Вы в Думе возглавляете комиссию, которая как раз занимается, в том числе и защитой прав инвесторов. В этой сфере, привлечения, прежде всего, зарубежных денег, возможны какие-то резкие или радикальные, неожиданные шаги или ходы?
С. ГЕНЕРАЛОВ - Я не думаю, что возможны какие-то радикальные шаги, поскольку все они связаны с достаточно кропотливым законотворческим процессом. Основная проблема сегодня состоит в том, что действующий в России климат трудно назвать инвестиционно привлекательным. Именно поэтому мы имеем незначительный объем зарубежных инвестиций и значительный объем оттока капиталов. Для того чтобы справиться с этой проблемой, необходимо решить целый ряд задач, к которым, надо отдать должное правительству, сейчас вся власть, и Госдума в том числе, с подачи правительства приступает. Это в первую очередь налоговая реформа, дебюрократизация экономики, установление четких, понятных правил игры.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Сергей Владимирович, эти разговоры о том, что нужно улучшить инвестиционный климат, несколько подкорректировать налоги и т.д., звучат, мягко говоря, уже далеко не первый год.
С. ГЕНЕРАЛОВ - Абсолютно так, просто, видимо, сегодняшняя ситуация слегка отличается от предыдущих тем, что есть первая достаточно системная программа действий, то есть не по какой-то отдельной сфере, налоговой или либерализации, дебюрократизации. А достаточно системная программа действий, которая принята правительством, которая в целом одобрена Думой, и идет плотная совместная работа над реализацией конкретных позиций из этого долгосрочного плана. И, в отличие от многих предыдущих заявлений, сегодня действительно можно сказать, что уже если не много, то существенная часть, с точки зрения законодательного регулирования, принята.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Когда около года назад Михаила Касьянова назначали премьер-министром, у многих были надежды, что этот человек, проработавший, занимавшийся конкретными делами в Минфине, сможет реально проводить экономические реформы, в том числе и в финансовой сфере, в которых страна нуждается. Однако сейчас, спустя год, энтузиазм в этой сфере у сторонних наблюдателей, как мне кажется, понемногу иссякает, если уже совсем не закончился. На Ваш взгляд, Михаил Касьянов во главе российского правительства, - тот ли человек, который реально может делать все те необходимые дела, о которых Вы сейчас сказали?
С. ГЕНЕРАЛОВ - Мне кажется, что, безусловно, этот человек способен на то, чтобы реализовать эту задачу. Другой вопрос, что не удалось организовать, на мой взгляд, за прошедший год эффективную систему работы кабинета. Собственные решения не выполняются в срок, многие поручения, которые даются по конкретным проблемам, заматываются. И в этом, на мой взгляд, именно в эффективности работы кабинета достаточно много претензий можно предъявить Михаилу Касьянову. И речь здесь не о недостатке профессиональных специалистов, а о том, что система, в первую очередь контроля за поручениями президента, за своими собственными решениями должна быть намного жестче, чем сейчас.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Кто знает, может быть, тех политиков, которые руководят сейчас Россией, в чем-то слегка развратили благоприятные внешние условия, например, высокие цены на нефть. Благодаря этому страна сейчас неплохо живет, и слава богу. Подробнее о ситуации, прежде всего, в нефтяной отрасли и, возможно, в газовой, мы продолжим говорить через минуту после новостей.
-
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Сегодня на мировых биржах цена на нефть вновь пошла вверх. Понемногу она растет почти каждый день сейчас, и сейчас за баррель дают где-то 29 долларов 65 центов. Разумеется, это фьючерсные контракты на несколько месяцев вперед. И все-таки нефть продолжает дорожать. Россия, наверное, при этом должна только радостно потирать руки, и при этом, наверное, можно ничего дальше и не делать: не реформировать экономику, а пожинать те плоды, которые мы имеем благодаря матушке-природе, благодаря чему в наших недрах имеется нефть, столь дорогая сейчас на мировых рынках. Или такая ситуация долго не продержится, и все равно нужно что-то делать?
С. ГЕНЕРАЛОВ - Я убежден в том, что ситуация на мировых нефтяных рынках временная. По крайней мере, скачок от более или менее средней цены в диапазоне 22-25 долларов за баррель, в котором она была достаточно продолжительное время, до сегодняшних почти 30, - это, скорее всего, спекулятивная игра трейдеров на известиях о прекращении Ираком экспорта своей нефти, на принятии решения ОПЕК о неувеличении пока объемов добычи в рамках этой организации. Я думаю, что этот всплеск будет достаточно недолгим. Если же все-таки рынок будет продолжать реагировать плохо на снизившиеся объемы, то я убежден, что на следующем своем совещании 3 июня страны-члены ОПЕК примут решение об увеличении своей добычи, с тем, чтобы скомпенсировать потерю Ирака. Поэтому сегодня то, что происходит на нефтяном рынке, выглядит, как действительно не зависящий от действий или бездействий нашего государства подарок. И конечно, этим подарком страна воспользуется, это принесет дополнительные доходы в бюджеты всех уровней.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Но при этом успокаиваться страна не должна. Вы сами говорите, что нынешнее положение дел не вечно.
С. ГЕНЕРАЛОВ - Да, оно не вечно. И как раз уже второй год, можно сказать, природа, судьба дает передышку для России. В прошлом году за счет высоких цен на нефть, все прогнозировали, что в этом они обвалятся, они все еще держатся и еще дают попытку России, чтобы провести более или менее серьезные реформы и заняться, наконец, серьезной модернизацией промышленности и перейти от чисто сырьевой ориентации нашей экономики. Сейчас еще одна отсрочка в этом смысле есть, и правительство, президент, Госдума просто обязаны этой отсрочкой воспользоваться.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - При этом, наверное, нынешняя цена - почти 30 долларов за баррель - выглядит завышенной.
С. ГЕНЕРАЛОВ - Это фантастика, в долгосрочной перспективе этого быть не может.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Но те цифры, которые закладываются в проект федерального бюджета России на 2002 год, многим представляются сейчас другой странностью. Там будет записано то ли 12 долларов за баррель, то ли 18. Крайне низкие цены.
С. ГЕНЕРАЛОВ - Я думаю, что всегда надо планировать от пессимистичного варианта. И насколько я знаю, большая часть нефтяных компаний России закладывают свои бюджеты, в том числе, инвестиционные бюджеты на следующий год, в диапазон 18-19 долларов за баррель. И правительство поступает ответственно, если оно строит основные расходы бюджета именно на этой базе. Ну, а 12 сегодня, если мы говорим о цене на российскую нефть, - это убыточная цена для большинства предприятий. То есть это, наверное, 98-99 год, как в страшном сне, сегодня уже забытом.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - То есть это сравнимо с себестоимостью добычи?
С. ГЕНЕРАЛОВ - Я думаю, что это по кое-каким компаниям даже за гранью себестоимости, если брать в расчет серьезно подорожавший за последние годы транспорт. Не включая транспорт, цена 12 вроде кажется неплохой. Но на самом деле мы же считаем от цены на мировых рынках, поэтому обязательно считать транспорт нефти. С транспортом сегодня 12 долларов - это предел, близкий к себестоимости в среднем для всей российской нефтяной промышленности. По ряду компаний себестоимость выбивается за этот показатель.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Наверное, можно будет предположить, что реальная цена нефти в следующем году все-таки может оказаться выше тех параметров, которые предполагается заложить в бюджет. И эта разница между условно 18 долларами за баррель и реальной ценой, каким образом эти деньги будут использованы федеральным бюджетом, будет ли создан тот самый стабилизационный фонд, о котором много говорит помощник президента Андрей Илларионов, или какое-то другое назначение этих денег?
С. ГЕНЕРАЛОВ - Я думаю, что стабилизационный фонд в том или ином виде в бюджет заложен. Он фактически заложен и в сегодняшний бюджет в виде т.н. дополнительных доходов, которые потом распределяются по заранее определенным в законе статьям, в определенной пропорции, четко. То есть, получили доп. доходы, рубль разделился таким образом. То есть по факту стабилизационный фонд существует и сейчас. Я думаю, что альтернативы тому, чтобы он был в следующем году, нет. Поскольку есть достаточно четкое и однозначно трактуемое бюджетное послание президента, я думаю, что ни правительство, ни Госдума не пойдут наперекор бюджетному посланию президента и объявленной им политике. Поэтому фонду быть. Другой вопрос, на какие расходы будет направляться этот стабилизационный фонд. Здесь это тоже в основном определено бюджетным посланием президента, его посланием федеральному собранию, то есть это, в первую очередь, долги, с тем, чтобы не перевешивать эту проблему на следующие поколения. Тем не менее, на мой взгляд, надо внимательно посмотреть, может быть, какие-то избранные социальные программы должны быть профинансированы, для того, чтобы сгладить переход, например, на полную оплату жилищно-коммунальных услуг в рамках жилищно-коммунальной реформы, для того чтобы сгладить переход на повышенные тарифы в электроэнергетике в результате реализации программы реформы электрического сектора, энергетической отрасли. И так далее. То есть здесь необходимо создавать, помимо задела под долги, еще задел под компенсации малоимущему населению от последствий тех реформ, которые неизбежны, и которые правительство, президент все равно будут проводить.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - В основном мы сейчас говорим о ситуации на мировых рынках, и как Россия на это может реагировать. Однако, давайте вспомним про рынок и внутренний. Здесь существует, простейший пример, бензин для автомобилистов, мазут для наших электростанций, учитывая, может быть, и мировую конъюнктуру, на Ваш взгляд, что может измениться в этой сфере? Скажем, до конца нынешнего года, или, если известны какие-то направления правительственной программы на 2002 год, и так далее.
С. ГЕНЕРАЛОВ - Делать прогнозы в этой сфере - достаточно неблагодарное занятие. Тем не менее, можно сказать о факте. То, что увеличилась добыча нефти, за счет повышения экспортных пошлин почти выровнялась экономическая эффективность поставки ее на внутренний рынок и на экспорт. В результате мы видим фактически стабилизацию, по ряду регионов даже падение цен на нефтепродукты с начала года. Это как раз показатель того, что у государства есть способы воздействия на внутренние цены, за исключением их прямого, директивного установления, всяких картельных соглашений и т.д. То есть меры, связанные, в первую очередь, с налоговой политикой. И ситуация на нефтяном рынке - пример того, как государство этим воспользовалось. Я надеюсь, что и в дальнейшем в рамках реформы налоговой системы государство будет аккуратно пользоваться этим механизмом не только, для того чтобы как можно больше снять налогов с той или иной отрасли, в данной ситуации с нефтяной, но и для того, чтобы регулировать насыщение тех или иных рынков и защищать интересы внутреннего потребителя. Тем не менее, мне кажется, что многое в ценовой ситуации на рынке нефти и нефтепродуктов будет зависеть от окончательного прохождения всех налоговых инициатив правительства. Я имею в виду и главу налогового кодекса о налоге на прибыль, и новый налог на добычу полезных ископаемых, которые сегодня уже прошли первые стадии рассмотрения в Госдуме. Еще много чего предстоит сделать в ближайшие месяц-полтора.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Но принять их нужно, Вы считаете?
С. ГЕНЕРАЛОВ - Да, я считаю, что принять их нужно. Хотя надо здесь все-таки четко завершить все расчеты, сегодня есть большие разночтения между специалистами отрасли и промышленниками, с тем, чтобы не было резкого роста налоговой нагрузки, поскольку в очень большой вероятности этот рост налоговой нагрузки будет переложен на плечи потребителей, которые сегодня, судя по тем официальным статистическим данным, которые существуют, (я имею в виду темпы роста реальных доходов населения), к этому не готовы.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Кстати, в продолжение темы, которую Вы кратко затронули, об экспортных пошлинах на нефть, а какая судьба их ждет сейчас, когда ситуация на мировых рынках такова, какая она есть? То есть высокие цены, и когда недостатка нефтепродуктов на внутреннем рынке тоже вроде не наблюдается.
С. ГЕНЕРАЛОВ - В сегодняшних условиях действует некий механизм, который был разработан правительством, и который увеличивает пошлины почти автоматически, в зависимости от цены. На мой взгляд, главное, что нужно сделать в системе реформирования системы таможенных пошлин, - это сделать, чтобы эти пошлины, диапазон их изменения устанавливался законом. С тем, чтобы нефтяные компании могли заниматься долгосрочным планированием, как инвестиционных проектов, так и своей налоговой нагрузки. Поскольку никогда не знаешь в сегодняшней ситуации, какая пошлина будет завтра или послезавтра. Кончились деньги у государства, правительство еще раз увеличило, может быть, даже иногда перешагнув через установленные самим собой рамки. Поэтому, для того чтобы сделать эту систему более предсказуемой и стабильной для отрасли, я думаю, что абсолютно правильное предложение, сегодня уже большая часть правительства согласна с тем, чтобы таможенные пошлины, диапазоны их изменения устанавливались федеральным законом.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - И последняя тема, которую я хотел бы затронуть. Как-то в последнюю неделю очень тихо вокруг "Газпрома" после того, как там сменился руководитель. Вам что-нибудь известно, что там внутри происходит?
С. ГЕНЕРАЛОВ - О том, что происходит внутри, практически нет информации. Хотя я думаю, что вновь назначенный председатель правления входит в курс дела, знакомится с коллективом, и, наверное, для себя определяет перспективы работы с теми или иными своими сегодняшними заместителями. Хотя я не наблюдаю такой же тишины в правительственных ведомствах. Идет достаточно активное обсуждение концепции реформирования "Газпрома". И в этом смысле, наверное, наиболее правильный момент сегодня, которым имеет смысл воспользоваться. Поскольку все предыдущие попытки правительств реформировать "Газпром" наталкивались на сопротивление его менеджмента. В конце концов, менеджмент сам написал концепцию, которая сегодня почему-то называется концепцией федерально-энергетической комиссии.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - С этим сопротивлением Вы ведь сами столкнулись, когда были министром топлива и энергетики?
С. ГЕНЕРАЛОВ - Да, безусловно, это всегда было, и вес в стране Вяхирева и вес в стране министра топлива и энергетики, к сожалению, был разный. Тем не менее, сегодня ситуация такова, что правительство в целях развития национальной экономики может подготовить, утвердить, принять концепцию реформирования "Газпрома", которая, видимо, предыдущих менеджеров "Газпрома" не сильно устраивала, почему они против нее достаточно серьезно сражались. А сегодня для этого есть все возможности, т.н. временное окно.
В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Что же, посмотрим, как будут далее развиваться события, и внутри "Газпрома", и вокруг него, где живем почти все мы и пользуемся этим газом нефтяной отрасли, и во многих других сферах, о которых мы сегодня говорили с нашим гостем.
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был Сергей Генералов - заместитель председателя комитета Госдумы РФ по экономической политике и предпринимательству, бывший министр топлива и энергетики РФ.

http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/14843/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован